Конец Кости Могилы

На него покушались пять раз - неудачно. 
В шестой киллеры на патроны не поскупились.

В криминальном мире в городе на Неве его почитают чуть ли не как «крестного отца». Более того, не так давно этот однофамилец губернатора считался «смотрящим» за городом, а это - высшая ступень в территориальной воровской иерархии.

Вот почему убийство этого человека в воскресенье 25 мая в Москве сравнивают с убийствами таких известных преступных паханов, как Сергей Тимофеев (Сильвестр) и Отари Квантришвили. 

Костя Могила, по паспорту Константин Карольевич Яковлев, не дожил год с небольшим до своего пятидесятилетия. Он родился в питерской интеллигентной семье, отец был репрессирован как враг народа и вышел на свободу только в 1947 году. мальчик был предоставлен сам себе, а точнее - улице, на которой проводил все свободное от школы время. Еще тогда он завел знакомство со многими будущими авторитетами своего района.

Первоначальный капитал Яковлев сколотил на похоронном бизнесе. По одной из версий, именно подвизаясь на этом поприще он и получил кличку Костя Могила. Будучи землекопом на петербургском Южном кладбище, похвалялся, что никто так быстро и качественно не выкопает могилу. Его рекорд - 43 минуты при помощи одной лопаты - до сих пор не побит. неплохой спортсмен, он одно время подрабатывал на студиях как каскадер, но потом переключился на куда более выгодную работу - в качестве курьера возил деньги от крупных цеховиков из Тбилиси и Сухуми в Москву и Питер, где они размещались на счетах подставных лиц.

Собственное дело Костя начинал с того, что стал совладельцем нескольких ресторанов под Выборгом и Зеленогорском. И тогда же сколотил свою бригаду, где его напарником стал друг детства Павел Кудряшов (Кудряш). свою преступную карьеру Костя Могила и его подручные построили на рэкете. На этом он и погорел, получив срок. Поскольку судимость первая, приговор не был суров. Из этого эпизода будущий «крестный отец» сделал вывод, что впредь станет действовать исключительно из-за кулис, не принимая непосредственного участия в преступных акциях.

Он был одним из первых среди преступных авторитетов, который пошел по пути легализации своего бизнеса, предпринял серьезные усилия, чтобы предстать в облике добропорядочного делового человека. В немалой степени на этом этапе ему помогло знакомство с Виктором Новоселовым, сначала главой Московского райсовета города, а потом депутатом и заместителем главы городского Законодательного собрания. С Новоселовым они были знакомы с детства, росли в соседних дворах. Могила сумел подчинить себе большую часть магазинов и ларьков Московского района, помог Новоселову стать соучредителем 15 фирм, зарегистрированных в районе.

Но этим не ограничивались услуги, которые Костя Могила оказывал перспективному политику, - были все основания полагать, что со временем Новоселов возглавит Законодательное собрание Петербурга, то есть наряду с губернатором станет ключевой фигурой в городе. А головной болью законодателя были похождения его сына Василия. Занявшись при поддержке отца бизнесом, он продемонстрировал не только полнейшее отсутствие коммерческой жилки, но еще и бьющую в глаза нечистоплотность, не раз «кидая» своих партнеров по бизнесу. Случалось так, что этими партнерами были лидеры преступных группировок, которые ставили незадачливого предпринимателя «на счетчик», когда он мухлевал или не расплачивался с ними в срок. Выгораживая сына своего друга и покровителя, Могила порой расплачивался по его обязательствам, посылал своих людей к «обиженным» партнерам Василия Новоселова, чтобы уладить назревающий скандал. Именно он помог расплатиться Новоселову-младшему с другим питерским преступным лидером - Владиславом Кирпичевым (Кирпич).

А потом Новоселова убили. Исполнителей теракта вычислили быстро, ибо один из киллеров был ранен охранником Новоселова и его удалось задержать. Недавно состоялся суд, и его приговорили к пожизненному заключению. Но кто заказчик? Как это ни парадоксально звучит, но среди тех, кто мог «заказать» Виктора Новоселова, называли Костю Могилу. 

Между тем его имя упоминалось и в связи с убийством президента Балтийской финансово-промышленной группы (БФПГ) Павла Капыша, он же глава топливной компании «Балт-трейд». Считалось, что Капыш - ставленник другого крупного питерского авторитета, Владимира Кумарина, за которым, как полагают, стоят тамбовские авторитеты, давно плотно оседлавшие северную столицу. Противостояние Могилы с Кумариным (ныне он сменил фамилию и стал Барсуковым) иногда выливалось в настоящую войну. был застрелен ближайший помощник и доверенное лицо Кумарина Георгий Поздняков. Такая же участь постигла предпринимателей с криминальной репутацией Виктора Слоку и Яна Гуревского. В этот же ряд ставят и убийство Капыша.

Известно было, что «топливный король» передвигается по городу в бронированном джипе «Шевроле», следом двигается «Мерседес» с охраной. Киллеры решили использовать гранатомет «Муха». Но с учетом толстой брони для успеха гранате надлежало угодить в боковую стойку, на стык листов брони. Добиться столь точного попадания в быстро движущийся автомобиль практически невозможно. Поэтому была задумана, как говорили, при активном участии Могилы сложная схема с использованием светофоров - автоматического и ручного.

Действовали несколько групп. Одна синхронизировала в нужном плане работу светофоров, вторая - огнем отсекала «Мерседес», затормозивший, как и шедший впереди джип, на красный сигнал светофора, третья - прицельно поразила в нужное место стоявший автомобиль Капыша.

После его смерти преемником в БФПГ и топливной компании «Балт-трейд» стал партнер Яковлева Виталий Рюзин.
Кстати, столь же продуманно было организовано и убийство самого Могилы в Москве. А до этого на него покушались пять раз! Но неизменно спасала завидная реакция, хорошо подготовленная охрана и простое человеческое везение. Но слишком много врагов накопилось у Константина Карольевича, кстати, еще в середине 90-х коронованного в ранг «вора в законе». Впрочем, это обстоятельство нисколько не смущало многих представителей российской элиты, не считавших зазорным общаться с питерским «крестным отцом».

К примеру, одним из его партнеров по медиабизнесу был Сергей Лисовский. А в его агентстве «Премьер СВ» Костя Могила даже имел свою долю. Не скрывал он и тесных контактов с Березовским и его правой рукой Патаркацишвили. Среди его хороших знакомых числилась чета Яковлевых - его однофамилец губернатор Владимир Яковлев и его супруга Ирина.

Но вернемся к обстоятельствам покушения на Костю Могилу, свидетельствующим о тщательности его подготовки. Начнем с того, как Константин Карольевич оказался в Москве в дни, когда в его родном городе происходят столь знаменательные юбилейные торжества? Выясняется, что в Москве он был проездом, направляясь в Германию, где имел деловые интересы. Но вылететь в Германию можно прямо из Петербурга - следовательно, в Москве у него намечались какие-то важные встречи. Да и вообще, почему бы ему было не провести несколько дней в Первопрестольной, где он снимает роскошную квартиру на Земляном валу в соседстве с Пугачевой и Киркоровым. Жил он здесь не один, а со своей возлюбленной, 30-летней Мариной Волиной, роман с которой завязался у него два года назад в Петербурге.

Видимо, киллеры вели Могилу еще из Петербурга, а в Москве досконально изучили его распорядок дня. Знали, в частности, что у него вошло в привычку обедать в одном и том же ресторане в Центре международной торговли на Красной Пресне (Совинцентр). В тот последний день его жизни он в 16.45 отправился в облюбованное им заведение. За рулем «Ниссана-Максима» был 52-летний Сергей Чиров, опытный водитель с большим стажем. Видимо, столь же внушительным было и его криминальное прошлое. Когда медики после покушения раздели его для осмотра, то увидели синий от татуировки торс - свидетельство ходок в места не столь отдаленные. Сам Могила с подругой находились на заднем сиденье. Третьим пассажиром был, как следовало из его документов, помощник представителя губернатора Таймыра в Совете Федерации Денис Царев.

В 16.50 черная иномарка с Могилой и его спутниками вырулила с Земляного вала в узенький переулок Обуха. Здесь, около здания представительства ООН и особняка бывшего Института питания, дорога делает поворот под прямым углом. Киллеры на мотоцикле затаились на пандусе Института питания. О движении «Ниссана-Максима» они, очевидно, получали информацию по рации или мобильному телефону. Когда водитель «Ниссана» притормозил перед крутым поворотом, мотоцикл с двумя седоками скатил с пандуса, поравнялся с иномаркой, а его седоки достали автоматы и открыли шквальный огонь по правой стороне «Ниссана». Все находившиеся в автомобиле были обречены - оперативники потом насчитали на месте преступления 33 гильзы. Марину Волину спас от смерти случай - за мгновение до того как началась стрельба, она нагнулась, чтобы завязать шнурок. И все же две пули ее поразили, хотя ранения оказались не смертельными.

В воскресный день в этот час на улице почти не было прохожих, если не считать местного жителя, выгуливавшего собаку. Свидетельницей происходившего стала и женщина, которая в 17.00 вышла на балкон своей квартиры на 10-м этаже и сверху наблюдала всю эту сцену.

Когда убивают столь знаковую фигуру, авторитета такого ранга, как Костя Могила, к тому же имеющего обширные связи во властных структурах, понятно, что за этим преступлением стоят очень влиятельные силы. Как уже упоминалось, врагов и соперников у Константина Карольевича было хоть отбавляй. Не в последнюю очередь Кумарин (Кум) и отождествляемые с ним «тамбовские»... Правда, пару лет назад состоялась «историческая» встреча Кости Могилы с Кумом, в ходе которой стороны вроде бы договорились если не о мире, то, во всяком случае, о перемирии. Но известно, какова цена таким «договорам». Были веские основания посчитаться с Яковлевым и у небезызвестных братьев Шевченко. 

Одного из них, Сергея, который был депутатом петербургского Законодательного собрания, уличили в вымогательстве, и он получил срок 7,5 лет, правда, благодаря высоким связям - условно. Его брат Вячеслав Шевченко, экс-депутат Госдумы от ЛДПР, долгое время находился в федеральном розыске. В компетентных петербургских кругах бытовало мнение, что Костя Могила использовал трудности братьев, чтобы потеснить их бизнес. Наконец, существует мнение, что в устранении Яковлева были заинтересованы некоторые люди из его же лагеря. В этой связи называют имя Владимира Кулибабы, который одно время считался правой рукой Могилы, но в последнее время говорили, что он лелеет мысль занять его место. Не сложились у Константина Карольевича отношения и с новым «смотрящим» по Петербургу от московских воров Артуром Кжижевичем.

Вполне вероятно, что Могила потому и выбрал путь в Германию через Москву, чтобы в столице заручиться поддержкой в наметившейся его глухой конфронтации с питерскими недругами. Но его опередили...


вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2003 ЗАО "Виктор Шварц иК"