"Поле чудес"
СМЕХ СМЕХОМ
Бенефис Аркадия Арканова

Ну кто бы подумал, что Аркадию Михайловичу Арканову - 70! Всегда элегантный, остроумный, любимец женщин и детей, он абсолютно не тянет на этот возраст, что и доказывает практически ежедневно, выступая на ТВ, отправляясь с гастролями в самые отдаленные города и веси, а главное - продолжая радовать нас, читателей, своим творчеством. Секрет мастера, очевидно, в том, что он во всем азартен. Арканов - отчаянный футбольный болельщик, любитель испытать судьбу за зеленым сукном казино, страстный поклонник музыки и особенно джаза, коллекционер и потрясающий рассказчик анекдотов. А еще он поет, танцует, играет на трубе - словом, живет на всю катушку. И дай бог, так будет продолжаться и дальше. Ну а сегодня мы приглашаем читателей на бенефис Аркадия Арканова. Уверены, вы обязательно улыбнетесь - ведь к вам на встречу пришел очень хороший человек.


Биография моя проста и незатейлива. Она вряд ли может послужить основой для написания остросюжетного романа, постановки пьесы или создания кинофильма. При желании она может уложиться в несколько строк. Родился 7 июня 1933 года в городе Киеве. В школу пошел в 1941 году в городе Красноярске, куда был эвакуирован вместе с мамой и младшим братом по причине начавшейся Великой Отечественной войны. Отец в течение всей войны продолжал работать в Москве, куда мы и возвратились в апреле 1943 года. В 1951 году окончил среднюю школу и поступил в Первый московский ордена Ленина медицинский институт им.И.М. Сеченова. В 1957 году окончил вышеозначенный институт. До 1960 года работал участковым врачом в Москве. 

В 1961 году расстался с медициной и занялся профессиональной литературной деятельностью. С 1963 по 1967 год работал внештатным редактором отдела юмора и сатиры в журнале «Юность». В 1968 году был принят в члены Союза советских писателей. Имею 13 изданных книг и книжек, а также двух сыновей. Еще заслуживают внимания три пьесы, написанные в соавторстве с Григорием Гориным, поставленные в московских и немосковских театрах и имевшие весьма достойный успех. Дата смерти моей пока не известна...

Что еще можно добавить?.. В детстве два раза тонул. Откачивали. С тех пор попытки даже высоких профессионалов обучить меня плаванию оканчивались безуспешно. Тем не менее водные путешествия остаются для меня наиболее желанными и приятными. Вот такой парадокс. Что еще? Обожаю музыку, которая является постоянным фоном моей жизни. Если предстоит прожить еще одну или несколько жизней, то постараюсь стать музыкантом или профессиональным спортсменом, так как в детстве и в ранней юности довольно прилично играл в футбол и имел первый разряд по легкой атлетике, пробегая стометровку за 11,1 секунды, что в пятидесятых годах считалось достаточно высоким результатом. Что еще? Азартен и имею склонность к так называемым порокам, которые, однако, пороками не считаю: карточные и всякого другого рода игры, бессмысленные и безнадежные лотереи, казино, пари и т.д. Больше всего люблю заниматься делами, которыми раньше никогда не занимался. Этим объясняются мои «ныряния» в кино, в пение, в сочинительство песенных текстов... Не люблю коллективный труд, так как он обезличивает человека. По этой же причине не выхожу на демонстрации ни в поддержку, ни против. В общем, «задрав штаны, бежать за комсомолом», преследуя кого-то или преследуя комсомол, - не моя стихия.

Никогда не занимался собственным имиджем. В детстве увидел как-то великого шахматиста Пауля Кереса и восхитился его элегантностью. «Завел» такой же, как у него, левосторонний пробор, который и сохраняю по сей день. Притемненные очки - необходимость: во-первых, лучше вижу, во-вторых, оберегают от яркого света и пыли, поскольку глаза мои склонны к аллергическим воспалениям после травмы, полученной во время игры в футбол... Было мне тогда семнадцать лет. С тех пор и курю... Правда, сильно не затягиваюсь. Не люблю никого учить и тем более поучать. Считаю это вмешательством в чужой внутренний мир. По той же причине не люблю, когда учат или поучают меня. Это ограничивает мою свободу.

Кстати, о свободе. Считаю, что у свободы есть две стадии. Первая стадия - примитивная. Это стадия только что освободившегося раба. Ее формула проста и общедоступна: что ХОЧУ, то и ДЕЛАЮ. Истинная свобода выражается другой формулой: чего НЕ ХОЧУ, того НЕ ДЕЛАЮ.

Что еще?.. Наверное, еще много всякого разного. Но если я хоть чего-нибудь стою как писатель, то это «всякое разное» можно будет выудить в моих сочинениях. На это и надеюсь...
 

Всегда к вашим услугам
Аркадий АРКАНОВ
вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2003 ЗАО "Виктор Шварц и К"