Свет истины
Две ветви ислама

Что заставило мусульман разделиться на суннитов и шиитов?

Немало лет управлял мусульманской общиной пророк Мухаммед, давая ответы на возникающие у правоверных вопросы. Но вот вероучитель ушел из жизни, и постепенно стало ясно, что содержащиеся в Коране предписания не охватывают всего многообразия государственных и общественных дел. Богословам и законникам пришлось серьезно задуматься, как решать новые проблемы, возникавшие постоянно. Поначалу, если на тот или иной вопрос не удавалось найти соответствующей ссылки в Коране, за образец брались действия и поступки пророка в сходных обстоятельствах. На арабском языке это получило наименование «сунна» - путь, пример, образец. Так возникла главная ветвь современного ислама - суннизм.

Более 90 процентов мусульман в мире - приверженцы суннизма: они составляют большинство на севере Африки, в Индонезии, Индии, Пакистане, Малайзии, Афганистане, Турции, на Филиппинах, в среднеазиатских республиках бывшего СССР, на Северном Кавказе, в Татарстане и Башкортостане.
Однако появилось и другое направление, хоть и не столь многочисленное, получившее название шиизм - от арабского понятия «шиа» - присоединяться к кому-либо. Шииты составляют абсолютное большинство населения в Иране, более половины жителей Ирака, значительную часть верующих Ливана, Йемена, Бахрейна, Азербайджана и Таджикистана. Почти во всех мусульманских странах можно встретить приверженцев различных шиитских сект.

Раскол в мусульманской общине Аравии обозначился уже в первые десятилетия после смерти Мухаммеда. Основной причиной стала, как обычно, борьба за власть.

Первые три халифа - Абу Бакр, Омар и Осман не принадлежали к роду пророка. Каждый из них смог возглавить общину только благодаря ее коллективному волеизъявлению. Основой для окончательного решения - «иджмы» послужили предания, собранные в Сунне, - свидетельства членов семьи и сподвижников пророка. Но единства не было и среди них.

Против принципа иджмы выступили сразу несколько групп, объединившихся вокруг Али ибн Абу Талиба, двоюродного брата и зятя пророка Мухаммеда. Помимо родства, они ссылались на слова святого основоположника: «Кому я глава, тому и Али начальник». Так образовалась фактически оппозиционная партия (аш-шиа).

Приверженцы Али не посягали на авторитет Сунны. На первых порах соперничество между суннитами и шиитами скорее напоминало фракционную борьбу. Суть разногласий заключалась в том, что шииты взывали исключительно к авторитету семьи пророка, тогда как сунниты больше опирались на свидетельства его сподвижников.

Расхождения между обеими ветвями ислама проявляются лишь во второстепенных вопросах культа. Тексты, включенные в сборники преданий суннитов (хадисы) и шиитов (ахбар), различаются в основном лишь именами рассказчиков. В устах шиитских богословов основополагающая формула ислама обрела дополнение: «Али - наместник Аллаха». Это означало, что имамом может стать только прямой потомок 
Мухаммеда, вернее, Али и дочери пророка Фатимы.

Как и сунниты, шииты соблюдают намаз - пятикратную молитву, пост - уразу, праздник жертвоприношения - курбан-байрам, отмечают день рождения Мухаммеда, совершают хадж - паломничество к святыням Мекки. Однако у них есть и свои священные места для поклонения, и свои особые даты: дни рождения дочери пророка Фатимы и двенадцати имамов, день смерти Хусейна - сына Али.

Существенное отличие заметно и в брачном праве. Шииты сохранили практиковавшийся еще в языческой Аравии временный брак. Мухаммед относился к такому пережитку терпимо, тогда как халиф Омар, не признаваемый сторонниками Али, наложил на временное сожительство запрет. Казалось бы, при общепринятом многоженстве особого греха в том, что с обоюдного согласия люди вступают в брачные отношения на заранее обусловленный срок, нет. Но под видом строгого соблюдения обычаев и нравов именно вокруг столь, в общем-то, безобидной вещи вспыхивала особо ожесточенная полемика.

На самом деле копья ломались совсем по другой причине. Стороны по-своему толковали принцип имамата. В то время как сунниты видели в имаме духовного и светского вождя, шииты взывали к «божественной благодати», таинственной эманации, передающейся от имама к имаму. Другими словами, если перейти на язык политики, отстаивали принцип наследственной власти.

Между родственниками пророка и его сподвижниками пролегла пропасть. Али пришлось ждать четверть века, прежде чем в 656 году его избрали главой государства и общины. Но не прошло и пяти лет, как он пал от руки наймита идейных противников.

После его кончины разногласия по поводу наследования проявились уже внутри шиитской общины, расколовшейся на «умеренных» и «крайних». Если первые недалеко ушли от суннитов, то радикально настроенные сектанты начали воздавать своим имамам божеские почести. Исмаилиты вообще существенно отдалились от исламских догматов. На протяжении многих веков они с переменным успехом вели борьбу за возвращение власти потомкам Али и Фатимы. В разных концах мусульманского мира создавались государства - имаматы, подчас враждебные друг другу.

Видный арабский богослов Абу-ль-Маали писал: «Учение шиитов состоит в следующем: двенадцать имамов непогрешимы; каждый из них творил чудеса; каждый из них, умирая, назначал себе преемника - имама, и так шло до Хасана ибн Али аль Аскари. Последний передал имамат своему сыну, заявив: «Он - махди и владыка времени».

Договориться о том, какого именно потомка Али считать мессией - «махди», удавалось далеко не всегда. Большинство шиитов отдают пальму первенства 12-му имаму по имени Мухаммед. Согласно традиции, он, родившись в 873 году, прожил определенный срок, но не умер, а скрылся, исчез в запредельности, чтобы возвратиться перед концом света и восстановить справедливость.

Но конец света, провозглашаемый не менее рьяно и христианскими кликушами, в указываемые сроки все же не наступал, и жизнь, в том числе политическая, накладывала свой отпечаток на культ. Так, в 1910 году иранский парламент приступил к работе, как было официально объявлено, в присутствии «скрытого имама». Какого именно, сказать трудно. Каждая секта провозглашала своего: имамиты - 12-го, зейдиты - 5-го, исмаилиты - 7-го.

«Нет эпохи без имама», - гласит исповедальная формула.

Олицетворяющий эпоху имам провозглашался единственным законным толкователем божественной воли. Он непогрешим и слово его - закон. Через улемов и муджатахидов - самых почитаемых духовных авторитетов - его воля доводится до каждого.

Поднаторевшие в богословских тонкостях хранители шиитских традиций обучались в лучших медресе, основанных первыми имамами в Неджефе и Кербеле - в Ираке, в Куме и Мешхеде - в Иране. Особо ученые муджатахиды, прославленные набожностью и благочестием, удостаивались сана аятоллы, что означает «знамение Аллаха», а то и аятоллы ал-узма - «великого аятоллы».

Пример современного Ирана - наглядная иллюстрация могущества этих шиитских владык, едва ли не в одночасье ввергнувших в мрачное средневековье процветающее прозападное государство. Почитатели покойного аятоллы Хомейни по-прежнему держат в своих руках основные рычаги управления, но народ, вкусивший все прелести «исламской революции», кажется, уже начинает пробуждаться от гнетущего морока.

Впрочем, доведенный до крайности фундаментализм характерен и для отдельных суннитских общин. Талибы в Афганистане перещеголяли в нетерпимости даже иранских фанатиков первых лет правления Хомейни. Уничтожаются телевизоры, радиоприемники, магнитофоны, музыкальные инструменты, кино- и видеокамеры. Женщинам запрещается не только открывать лицо, но и посещать школу, работать на производстве, не говоря уже о государственной службе. Запрет наложен на развлечения, вообще на искусство. Варварски разбиваются или сжигаются любые изображения живых существ. Совсем недавно уничтожены, к примеру, уникальные, самые большие в мире статуи Будды в Бамианае, созданные во II-III веках. Музеи и библиотеки беспощадно громят.

Однако не впервые в истории вера служит ширмой, прикрывающей неблаговидные цели и преступные действия. Военный конфликт, назревающий между фундаменталистским Ираном и откровенно экстремистским режимом талибов, обусловлен отнюдь не религиозными расхождениями шиитов и суннитов!

Как всегда и везде, превалируют сугубо политические амбиции и интересы. Еще в начале XVI века шиизм был провозглашен государственной религией Ирана. Вплоть до XVIII века иранские шахи использовали его в качестве идеологического прикрытия в борьбе с суннитской Турцией. В войнах шииты первыми начали использовать шахидов - мучеников. Уверовав, что прямиком они попадут в рай, обреченные юноши бестрепетно шли на смерть по указке своих наставников.

В основу духовного воспитания легла идея страдания и искупления. За образец принималась мученическая смерть имама. Так повелось еще со времен Али. Если верить историкам, то и всех последующих имамов постигла насильственная кончина. Один лишь «скрытый имам» обрел своего рода бессмертие.

С особой выразительностью мрачная дань далекому прошлому проявлялась в траурных церемониях, посвященных имаму Хуссейну. Изображая битву при Кербеле, в которой погиб этот сын Али, верующие фанатики наносили себе увечья. Это служило залогом грядущего блаженства в райских садах. Экзальтация достигала апогея в 10-й и 11-й дни месяца мухаррам, когда люди хлестали себя тяжелыми цепями и полосовали острыми саблями. Кровь обильно лилась под пение траурных гимнов и исступленные крики: «Шах - Хуссейн», «Вах - Хуссейн».

Отсюда распространенное название ритуального действа - шахсейвахсей.

Как вероучение, ислам, будь то суннизм или шиизм, ничего общего не имеет с изуверством и вандализмом. Нечто подобное переживало и христианство, когда религиозные фанатики разбивали античные статуи и жгли библиотеки. Гибель знаменитого книгохранилища в Александрии приписали потом Омару. Но халиф-завоеватель был абсолютно не причастен к пожару.

- Зачем нужны книги, когда в Коране сказано все, - меланхолично заметил он, не предполагая, что высказывание это переживет века...

При всех крайностях воинствующих сект ислам не знал кошмаров инквизиции. Достаточно сказать, что великую культуру античности, Аристотеля и Платона христианская Европа, очнувшись после темных веков, получила из рук арабов.

Для истории разных религий характерна борьба в рамках единого вероисповедания, вероучения. Раскол на Западную (католическую) и Восточную (православную) церковь не изжит и по сей день, а перманентные вспышки насилия в Ольстере, где никак не могут достичь примирения католическая и протестантская общины, мало чем отличаются от эксцессов в Ливане и Пакистане. Вопреки Киплингу, 
Запад и Восток давно сошлись в нетерпимости. Увы, взрывы этой нетерпимости одинаково 
разрушительны и тут и там.

Кто мы? Куклы на нитках,
А кукольщик наш - небосвод.
Он в большом балагане своем
Представленье дает.
Он сперва на ковре бытия
Нас немного попрыгать заставит,
А потом в свой сундук уберет.

Эти бессмертные строки написал Омар Хайям - великий иранский поэт, вольнодумец и мистик. И строки эти вне конфессий и партий, они - общечеловеческие, на все времена. Вне зависимости от точки отсчета того или иного календаря.
 

Еремей ПАРНОВ
Назад к содержанию номера
Copyright © 1997-2003 ЗАО "Виктор Шварц и К"