Из тьмы веков
Загадка критского Лабиринта

На протяжении многих веков оставалось загадкой предназначение знаменитого критского Лабиринта. И только в наши дни ученые наконец сумели разгадать ее.


Дворец или спецтюрьма?

Судя по легендам, греческих богов от других небожителей отличала одна характерная особенность. Их взаимоотношения с обычными людьми напоминали жизнь в коммунальной квартире, в которой есть все: симпатии и антипатии, интрижки, обиды, зависть, месть. Например, у критского царя Миноса на бытовой почве возник конфликт с богом морей Посейдоном.

Сам Минос был одним из трех сыновей Европы, жены Зевса, похищенной им, и поэтому справедливо считал себя родственником обитателей Олимпа, то есть полубогом. Отсюда его далеко не почтительное отношение к указаниям свыше. Это, в частности, проявилось, когда критскому царю поступило распоряжение принести в жертву Посейдону красавца быка, вышедшего из морских волн. Миносу не хотелось лишаться прекрасного животного. Он оставил его в своем стаде, а в жертву принес обычного быка. Но подмена обнаружилась, вызвав гнев Посейдона, который дал слово при случае припомнить ее строптивцу.

Бог избрал орудием мести быка, которого подослал к Пасифае, жене критского царя. От их интимной связи родился Минотавр, ужасное чудовище с туловищем человека и головой быка, питавшееся человечиной.

Минос не мог вынести такого позора. В то время на Крите находился в ссылке величайший афинский мастер Дедал. Правитель острова приказал ему построить знаменитый Лабиринт, своеобразную спецтюрьму с такими запутанными ходами, что, войдя в нее, невозможно было найти выхода.

Когда строительство Лабиринта закончилось, Минос заточил в нем Минотавра. Причем побежденные им ранее Афины должны были ежегодно присылать семь юношей и семь девушек на съедение Минотавру. В конце концов, согласно мифическим первоисточникам, греческий герой Тесей убил быка. А влюбившаяся в Тесея Ариадна, дочь Миноса, дала герою клубок ниток, который он разматывал в Лабиринте, чтобы найти обратный путь. После этого надобность в спецтюрьме отпала, и она была разрушена.

А вот историки придерживались другой версии относительно Лабиринта. Они считали, что это была не тюрьма, а царский дворец. Именно к такому выводу пришел английский археолог Артур Эванс, занявшийся поисками этого легендарного «восьмого чуда света». В 1900 году он отправился на Крит и приступил к раскопкам. Ему удалось обнаружить развалины огромного здания на месте древнейшего города Кноса в северной части острова.

Раскопки продолжались 30 лет. Каждый год открывались все новые и новые комнаты и залы, причудливо изогнутые коридоры между ними, бесчисленные внутренние дворики и хозяйственные помещения с огромными пифосами - глиняными сосудами, очевидно, для хранения вина. Эванс и его товарищи были поражены обилием настенных росписей и украшений, больших ваз и маленьких кубков для возлияний.

Ясно, что это мог быть только царский дворец, построенный - тут мифы, скорее всего, не врали - по приказу легендарного Миноса.

В своих отчетах Эванс не жалеет красок, описывая кносский дворец как место непрекращавшихся пиров с выступлениями артистов и музыкантов, поэтов и певцов. Правители устраивали оргии и предавались излишествам - не зря же чуть ли не в каждой комнате была ванна из обожженной глины и камня, а общий объем сосудов для вина в дворцовых кладовых достигал 80 тысяч литров!

Правда, позднее стало ясно, что Лабиринт - неважно, дворец или тюрьма - не мог быть возведен при царе Миносе: его строили на протяжении по крайней мере тринадцати столетий. Главное, что Эванс стал первооткрывателем исчезнувшей цивилизации, существовавшей на Крите в 3-2 тысячелетии до нашей эры и оставившей после себя развалины дворцов и городов, а также множество произведений искусства: 
фресок, скульптур, керамики.

Ошибка археологов

Артур Эванс, а вслед за ним и другие археологи считали, что первопричиной упадка и последующей 
гибели минойской культуры, как назвал ее англичанин в честь критского царя, было сильнейшее землетрясение, во время которого Лабиринт, или кносский дворец, оказался полностью разрушен. Позднее была установлена дата небывалого катаклизма - 1470 год до н.э. А довершил все пожар, который через сто лет после землетрясения спалил дотла древний Кнос. Две эти даты вошли во все справочники.

Вот они-то и вызвали сомнения, но не у археологов и историков, а у геологов и строителей. Их эксперты тщательно обследовали колонны из гранита, лежавшие у входа во дворец. При сильных подземных толчках плиты под ними обязательно разрушились бы. Однако оказалось, что на самом деле на этих плитах не было даже малейшей трещины.

А экспертиза колонн во внутренних двориках показала, что они упали сами по себе и только оттого, что за ними столетиями не было надлежащего ухода. Общий вывод гласил: землетрясения на Крите происходили, но ни одно из них не было настолько сильным, чтобы разрушить Лабиринт.

Затем к расследованию подключились египтологи. Они тоже добавили кое-что новое к загадке кносского дворца. По их авторитетному мнению, его комнаты вовсе не отличались роскошью, поскольку их стены были из обычных стройматериалов того времени, тогда как царские покои в древности непременно отделывались мрамором.

После этого пришла очередь пожара. В свое время версию о нем выдвинули археологи: об этом якобы свидетельствует почерневшая гипсовая штукатурка. Однако ее анализ показал, что пожара в Лабиринте никогда не было. Просто критяне добавляли в гипс битум, который проступал тоненькими жилками и придавал ему вид мрамора. Как говорится, дешево и сердито. Но конечно же, при строительстве царского дворца на такую фальсификацию никто бы не осмелился. Впрочем, главное было в другом. Если битум нагреть, а это неизбежно при пожаре, он быстро выгорит и гипс станет белым. Между тем в гипсовых панелях Лабиринта битум сохранился до наших дней.

Итак, ни землетрясения, ни пожара, которые могли бы превратить его в руины, не было. Тогда что же разрушило огромное загадочное сооружение? И вообще, для чего оно предназначалось?

Масла в огонь разгоревшихся споров подлил профессор кафедры геологии Штутгартского университета Ганс Вундерлих. Работая на Крите, он столкнулся с загадочным фактом. В Лабиринте пороги, ступеньки и полы почти везде, даже в комнатах, считавшихся ваннами и кладовыми, были сделаны из мягкого гипса, который обладал низкой износоустойчивостью. Если бы по нему ходили, он бы быстро растрескался. 

Однако гипсовые полы и пороги были целехоньки. Получалось, что в большинство помещений люди вообще не входили и пороги не переступали. И только в коридорах древние строители использовали прочный античный цемент - гашеную известь с добавками.

А тут еще высказали свое недоумение строители. Они обратили внимание на то, что жилые «комнаты» и даже «царские покои» походили на мрачные погреба. В них не было доступа воздуха и света, поскольку окна отсутствовали. Значит, нужно круглые сутки жечь факелы, которые быстро закоптили бы все вокруг. 
Но вот следов-то копоти и не было.

И потом, в «кладовых» оказались настолько низкие и узкие входы, что в них можно было только протискиваться, да к тому же сильно нагнувшись. А это очень неудобно, если в стоявших там больших глиняных пифосах хранили вино и пищевые припасы. Невероятно, чтобы древние строители не подумали об этом и не исправили ошибку, если даже первоначально допустили ее. Ведь Лабиринт возводили в течение 13 столетий!

Город мертвых

После всего этого на Крит вернулись ученые и занялись скрупулезным изучением загадочных руин. И сразу же начались новые открытия. Так, у глиняных сосудов было слишком широкое для пищевых емкостей горло. А их стенки украшали рисунки змей, бычьих голов и секир. Такие же изображения ученые нашли и на алтарях, которых к тому же оказалось слишком много для дворца.

Тогда археологи вспомнили, что подобные пифосы ранее находили в древнегреческом городе Микены и на островах Эгейского моря. Но там в них обнаружили человеческие кости, то есть сосуды служили для захоронения останков умерших. Может быть, и Лабиринт был не дворцом, а огромным некрополем?

Вскоре эта догадка получила многочисленные подтверждения. Начать с того, что в Лабиринте нашли очень мало обычных вещей, да к тому же слишком разных: например, примитивные бусы и дорогие кубки. То есть такие вещи, какие, по верованиям древних греков, следовало класть вместе с покойниками в могилу.

Немало сказала и настенная роспись Лабиринта. Люди на фресках были изображены не в повседневной одежде, а в синей и голубой - цветах траура у греков. Ни на одной из фресок никто не улыбается, лица у всех подчеркнуто суровы и сдержанны. Некоторые мужчины явно темнокожие. В свое время Эванс принял их за африканских пленников. Но приглядевшись повнимательнее, археологи обнаружили, что лица у них европейские, только цвет кожи темно-коричневый. Между тем в Древней Греции существовал обычай раскрашивать лица темно-красной краской во время похорон и в первые недели после них.

Что же касается «ванных», то они были признаны саркофагами для захоронения знатных покойников, ограбленными еще до нашей эры. Они стояли в комнатах, где стены украшали изображения птиц, рыб, а главное - дельфинов синего цвета. Опять-таки, по верованиям греков, именно эти обитатели моря должны были сопровождать души умерших в подземный мир.

Итак, вопреки категорическому заключению английского археолога Эванса, долгое время считавшемуся бесспорным, ученые пришли к выводу, что в Лабиринте никогда не жили критские цари, а «работали» жрецы. Это был огромный заупокойный храм с внутренними усыпальницами на первом этаже и с бесчисленными алтарями и поминальными комнатами на втором. Он был культовым центром для всего острова, а вовсе не заповедным местом для веселья и оргий критских правителей, и в нем скорбели об умерших. Цари жили в куда более скромных по размерам постройках; занимались спортом, как было принято у греков, военными играми и пиршествами в широких и светлых внутренних двориках. 

Лабиринт же с его хитросплетением кривых коридоров, отсутствием больших залов и дворцовых анфилад, помещениями-склепами с их удушающей духотой для всего этого никак не подходил.

То, что Лабиринт был «домом мертвых», объясняет, почему он находился вне стен древнего города, как и полагалось всякому некрополю. Судя по огромному количеству черепков и оставшихся целыми сосудов-ковчегов, на протяжении столетий там нашли вечное упокоение многие и многие тысячи людей. 

Правда, это было не совсем обычное кладбище, а заупокойные церемонии на нем отличались такой усложненностью, с какой археологи ранее нигде не встречались. Что касается легендарного царя Миноса, то вполне возможно, что в качестве верховного жреца Крита именно он повелел воздвигнуть Лабиринт и сам посещал его во время похорон знатных покойников, например членов царской семьи.

В кносском некрополе было довольно большое помещение со ступенчатыми трибунами, которое Эванс посчитал придворным театром увеселений. Изображение этого театра позднее обнаружили на одной из фресок. Ничего веселого там нет. На четырехугольной сцене в ритуальных позах стоят четырнадцать жриц, одетых в голубые платья скорби. На трибунах - женщины с белыми лицами, а мужчины - с коричневыми. Очевидно, изображена сцена прощания с умершим, а на трибунах собрались его родственники.

Где-то около 1200 года до н.э. прежний погребальный обряд изменился. Критяне перестали мумифицировать трупы умерших и стали сжигать их на кострах. Сложный обряд почитания тех, кто перешел в загробный мир, сменяется каким-то другим. И кносский Лабиринт постепенно перестает быть культовым центром и начинает приходить в запустение. Находящиеся в нем «ванны»-саркофаги и пифосы-ковчеги подвергаются разграблению. Деревянные колонны сгнивают, потолки обваливаются, развалины заносит пыль, и они быстро зарастают. А неумолимое время столь же быстро стирает память о «доме мертвых» - Лабиринте, поскольку он стал никому не нужен.

И еще один немаловажный момент. При раскопках в других местах археологи установили, что на Крите был свой способ мумификации, отличавшийся от египетского. Жрецы высушивали тела умерших, а затем помещали их в скрюченном виде в глиняные саркофаги и сосуды. Если бы Эванс и его коллеги в первые же дни раскопок обратили внимание на эти необычные ковчеги, то нашли бы остатки мумий. Когда же помещения Лабиринта были освобождены от земли, то хлынувший туда кислород мгновенно превратил тысячелетние останки в пыль.

Ну а как же быть с мифом о страшном чудовище Минотавре, пожиравшем приносимых ему в жертву греческих юношей и девушек? По мнению историков, его происхождение таково. В древности на Крит из Афин на судах приплывали в основном молодые здоровые греки. Кто-то из них по разным причинам умирал на острове, и его тело относили в Лабиринт - обитель мертвых. Откуда, естественно, никто никогда обратно не возвращался...
 

Сергей Барсов
Назад к содержанию номера
Copyright © 1997-2003 ЗАО "Виктор Шварц и К"

Мужские имена на букву Е