Свет истины
Великая загадка даосизма

Даосизм - одна из наиболее древних мировых религий - по-прежнему окружен ореолом тайны. Даосские храмы и горные пещеры отшельников по сей день существуют в Китае, Японии, Вьетнаме, Корее, Сингапуре и других странах, заимствовавших элементы китайской культуры.


Уникальность даосизма прежде всего в том, что в отличие от прочих религий он обещает обретение бессмертия еще при жизни. Существуют и биографии даосских святых, которым была дарована вечность. Фигуры восьми бессмертных, прославивших себя всевозможными чудесами, по праву занимают место на алтаре рядом с древними китайскими божествами: Яшмовым владыкой Шанди и творцом мироздания Паньгу.

Характерно, что к бессмертным причисляют не только легендарных героев, но и вполне конкретных исторических лиц. Среди них выделяется царевич Цяо, наследник царя Лин-вана, правившего в 571-544 годах до нашей эры. Беззаботного юношу нисколько не волновали государственные заботы. Будущий правитель с ранних лет увлекался странствиями и игрой на свирели. Когда же настала пора воссесть на престол, он удалился на священную гору Суншань, где увлеченно внимал урокам даосской мудрости, что преподал ему старец-отшельник.

Цяо одним из первых овладел секретом бессмертия и мог принимать самые разные облики, порой просто невероятные: от цикады и птицы до... домашней туфли. После долгих лет отшельничества первый святой Дао, как гласит легенда, улетел на белом журавле на вершину горы Коушишань... 

На ярком фоне легенд о бессмертных особенно скудно выглядит жизнеописание основоположника даосской религии Лао-цзы, чье имя означает «старый учитель». В самых подробных исследованиях его биография умещается в несколько строк. Почему-то никто из последователей Учителя не потрудился расцветить ее, пусть фантастическими, но все же хоть какими-нибудь подробностями. Это тем более странно, что существует написанная им книга, ставшая основой вероучения!

Возьмем для примера младшего современника Лао-цзы - Конфуция. Все его поучения записаны учениками, сам же он не оставил ни строчки, хотя мы можем проследить все этапы его биографии - от рождения и до смерти. Впрочем, такое понятие, как смерть, несовместимо с даосской доктриной.
«Дао дэ цзин» («Книга о пути добродетели»), принадлежащая Лао-цзы, по праву считается вершиной философской мудрости Китая. Она достаточно сложна. Для ее понимания, пусть и самого приблизительного, потребуется привести несколько кратких выдержек.

 «Исторических записках» древнего историографа Сыма Цяня, жившего на несколько столетий позже Лао-цзы, сообщается, что «Великий даос» был уроженцем уезда Ку в царстве Чу. Его родовая фамилия Ли, имя Дань. Он служил главным хранителем государственного архива в империи Чжоу, в ее столице, куда к нему приезжал за советами и наставлениями молодой Конфуций.

Упадок великой державы, свидетелем которого стал Лао-цзы, навел его на размышления о законах космической иерархии, где, пребывая в бесконечном круговороте, все связано со всем. В этой всеобщей взаимосвязи он стремился разглядеть центр, ось, вокруг которой вращается мироздание.
Выйдя в отставку, Лао-цзы отправился на западную границу Поднебесной, где по просьбе начальника заставы изложил на бумаге плоды своих многолетних раздумий.

Казалось бы, слишком краткая и малоубедительная легенда для создания столь важного вероучения. И при чем здесь начальник заставы? Или по приказу из столицы философа было велено задержать, дабы он письменно отчитался о своей деятельности? Ведь он только тем и занимался, что размышлял над Путем - дао и сутью вещей, не доверяя свои мысли бумаге.

«Не выходя со двора, мудрец познает мир. Не выглядывая из окна, он видит естественное дао. Чем дальше он идет, тем меньше познает. Поэтому мудрый человек не ходит, но познает. Не видя вещей, он называет их».

В современном Китае сохранилось 25 даосских храмов, разбросанных по всей стране. В 1957 году была учреждена Всекитайская ассоциация даосов. Помимо сугубо религиозных дел, она занимается исследованием древних рукописей, содержит даосскую семинарию в храме «Белого облака» и обучает послушников. В этом знаменитом древнем святилище по сей день рассказывают любопытную легенду о «Великом даосе». Когда Лао-цзы, проехав через всю страну, направил своего черного буйвола через ущелье Ханьгу, слуга, которого звали Сюй-цзы, не захотел идти дальше. Он потребовал тут же на месте расплатиться с ним за каждый день службы. Сумма составилась непомерная, ибо загадочное паломничество на запад продолжалось без малого двести лет! Денег у бедного философа, само собой, не было, и Сюй-цзы пришлось обратиться с жалобой к начальнику заставы. Лао-цзы признал, что обещал вознаградить слугу чистейшим золотом, но лишь по прибытии в страну Аньси. Поскольку это условие осталось невыполненным, он не только не дал нетерпеливому погонщику ни единой монеты, но и отнял у него амулет с магическими иероглифами, написанными пылающей киноварью. Сюй-цзы тут же бездыханным свалился на землю и превратился в скелет, ибо стоило снять охранительную власть заклинаний, как всепожирающее время взяло свое.

Начальник заставы, человек просвещенный и мягкий душой, упал на колени, умоляя сжалиться над несчастным строптивцем. Едва Лао-цзы вновь положил амулет на рассыпавшиеся кости, как они соединились и обросли живой плотью. Восставший из праха Сюй-цзы так и не понял, какая метаморфоза с ним произошла.

Алхимическая подоплека легенды о золоте, философском камне - киновари и костях очевидна, как и место, которое занимает в мистерии посвящения загадочный начальник заставы. Не пограничный кордон имеется в виду, не таможня, но та «сокровенная застава», где будет явлен Свет вечной жизни. Ведь это и есть конечная цель даосской религии.

Удивительная книга «Дао дэ цзин» по количеству комментариев и цитат стоит в одном ряду с произведениями Гомера и Шекспира. Причем, дао у Лао-цзы - естественный путь вещей, не допускающий какого-либо внешнего вмешательства: «Лучше ничего не делать, чем стремиться к тому, чтобы что-либо наполнить».

Последователи философа трактовали естественный путь как «небесную волю», «чистое небытие» и даже детородный орган, исходя из распространенного эвфемизма, называли «врата рождения». Отсюда переплетения с буддийскими понятиями: нирваной (чистое небытие) и шакти (женская творческая энергия). Возможно, это и привело к тому, что после веков ожесточенного соперничества, принимавшего формы, весьма далекие от ненасилия, образовались секты, сочетающие элементы обоих вероучений. Абстрактное понятие «Путь» превратилось в конкретные поиски бессмертия. Причем уже при жизни, не дожидаясь отхода в мир иной.

Для человека, не посвященного в тонкости ритуала, даосские храмы мало чем отличаются от буддийских. Рядом с фигурами святых и бессмертных можно увидеть и будд, и бодхисатв, и конфуцианских героев. И невдомек, что, например, курильница на алтаре, такая же на первый взгляд, как в любой пагоде, является святая святых даосов - символом дао.

В Китае с почтением относятся к любому божеству, видя в нем своего рода небесного чиновника, ответственного за тот или иной участок жизнедеятельности. Это отвечает глубоко укоренившейся тысячелетней традиции и душевному складу китайцев. Для одних богов домашнего алтаря они припасают варенье, чтобы залепленные сладостью уста не выдали семейных тайн при докладе главному властелину, других секут шелковой плеточкой, если не вняли заветным желаниям хозяев.

Впрочем, подлинная набожность в Китае встречается крайне редко. А религиозный фанатизм - тем более. Зато языческие суеверия распространены повсеместно. Боязнь злых духов проявляет себя даже в архитектуре: скажем, входной проем в дом делается в форме небесного круга (поскольку считается, что нечистая сила влетает в прямоугольники, многочисленные углы и повороты, так как бесы пробираются только по прямой), отпугивающие колокольчики и фигурки животных на крыше.

Бесспорно, даосизм нельзя поставить на одну ступень с буддизмом, озарившим чуть ли ни всю Азию. Тем не менее даосы на протяжении веков успешно соперничали с буддистами, причем не только в Китае, но и в Корее, Вьетнаме, Японии. При династиях Тан и Сун даосизм официально признавался государственной религией и играл роль идеологической основы феодального общества в Китае. Это не вызывало никаких потрясений, ибо новые божества легко уживались с прежними. Таким образом сложилась новая иерархия, где древние боги и герои китайских мифов предстали в иных ипостасях, приближенных к даосским представлениям. Верховный бог Хуан-ди, например, стал первым бессмертным и получил ранг покровителя даосской религии. Хозяйка западных небес Сиван-му, сбросив устрашающую маску тигрицы, приняла благостный облик попечительницы райского сада, где на персиковых деревьях произрастали плоды бессмертия. Что же касается всяческих духов: звезд, луны, дождя, грома, снега, гор, лошадей, коров, глаз, ушей и так далее - их сонм исчисляется тысячами! Позднее к лику бессмертных были причислены и реальные исторические персонажи, которым поклонялись в 36 священных пещерах и 72 святых местах.

Даосские наставники рекомендуют своей пастве делать огромное количество упражнений, целью которых является «воспитание духа» и обретение долголетия. Этот комплекс - вариант индийской йоги, требовал соблюдения диеты и отказа от мирских желаний. Впрочем, далеко не от всех. Выработалась, скажем, целая система сексуальных мер, предписывающая мужчине удержание семени. С одной стороны, это должно было обеспечить продленный оргазм, а с другой - вечную жизнь.

Даосские священнослужители, как правило, жили в горах, что зачастую принуждало их с трудом добывать пищу и постоянно вести борьбу против хищных зверей. Поэтому они ежедневно выполняли комплекс упражнений для тренировки мышц. Особое место в нем занимает комплекс «дао-инь» (буквально: «сокращение и растяжение»). В него входят дыхательная гимнастика, массаж и отработка пластических движений. Все это вошло в основу прикладного военного искусства кунг-фу.

Однако главным средством для достижения долголетия считался «магический эликсир молодости». Его готовили из растений и различных минералов, причем самым лучшим считался «вейдань» - киноварь, включавшая золото, серебро и свинец. Для его приготовления использовали приемы алхимии. Заведомо ядовитое снадобье нередко влекло за собой смерть. Как гласят исторические хроники, от него скончались пять императоров.

Ухищрения восточных шарлатанов, как две капли воды похожие на проделки их европейских собратьев, нисколько не умаляют достижений даосских ученых, посвятивших себя изучению математики, астрономии, медицины и геологии. К примеру, изобретатель пороха Сунь-сымяо был настоятелем даосского храма в период правления династии Тан. По оценкам ученых, из 27 выдающихся деятелей науки Древнего Китая 25 были даосами.

...Канонический образ Лао-цзы - даосского бога: милый, улыбчивый старичок, сидящий на буйволе. Таким и пребудет он в благодарной памяти человечества. И пусть никаких точных фактов не сохранила история о подвижнике, размышлявшем об основе мироздания, зато сохранилась великая и загадочная книга, которая хранит мудрость веков.
 

Назад к содержанию номера
Copyright © 1997-2003 ЗАО "Виктор Шварц и К"