Шехерезада в «поясе шахида»

Когда я впервые увидел палестинок-террористок, в последний момент сошедших с тропы смертниц и решивших сдаться на милость израильских спецслужб, то поразился одному факту - многие из них были красавицами.Что же заставило или кто заставил их ступить на тропу террора?

Террористки были всегда. Даже в древние времена. Женщина с кинжалом, замахивающаяся не то на вельможу, не то на военачальника, встречается на древнеегипетских фресках. В Библии рассказывается о Руфи (кстати, прабабушке царя Давида), которая, пробравшись во вражеский лагерь, убила их предводителя. Историческим персонажем стала Шарлотта Корде, французская дворянка, которая, мстя за своего любимого, проникла в дом Жана Поля Марата, одного из якобинских вождей, и заколола его кинжалом. Но только в конце XIX века, который нередко именуют просвещенным, женщины оказались втянутыми в массовый террор. Однако и здесь не все однозначно. 

Многочисленные народницы и взбалмошные курсистки-неврастенички из боевых эсеровских организаций покушались только на особ императорской фамилии или тех, кого они причисляли к «царским сатрапам». Бросать бомбы в людные толпы на улицах городов не пришло бы в голову ни Софье Перовской, повешенной за покушение на российского самодержца Александра II, ни Вере Засулич, стрелявшей в петербургского градоначальника Ф.Трепова, ни Марии Спиридоновой, приговоренной к вечной каторге за убийство тамбовского чиновника Гавриила Луженовского, которого эсеры обвиняли в жестоком обращении с крестьянами.

Правда, в конце 60-х годов в Германии женщины оказались причастными к созданию свирепой «РАФ - Роте Армее Фракцион» («Фракции Красной Армии»). Но даже прославившиеся своей жестокостью Гудрун Энслин, Ульрика Майнхоф, Ирмгард Менцер не ставили своей задачей лишение жизни мирных граждан - прохожих на улицах, посетителей кафе, постояльцев гостиниц. Они грабили банки и магазины, нападали на чиновников, похищали банкиров и предпринимателей, но массовых жертв старались избегать.

I
Исламский терроризм в женском обличье начался не на Земле обетованной. В середине 50-х годов в Алжире на французское население наводили ужас террористки из группы, вошедшей в историю как «девочки Ясера». В большинстве своем студентки из приличных семей взяли за моду подкладывать бомбы в людных местах. Только за один день, 30 сентября 1956 года, эти милые девчушки взорвали сразу несколько кафе в столице Алжира. Правда, на самопожертвование они не шли, но в остальном мало чем отличались от своих соплеменниц из Святой земли, тоже решившихся убивать ни в чем не повинных граждан. Много общего можно найти и между нынешними лидерами палестинских, пакистанских, чеченских террористов, оправдывавших и оправдывающих теракты против гражданского населения. Полвека назад Рамдан Абан, один из лидеров Фронта национального освобождения Алжира заявлял: «Не вижу разницы между девушкой, подложившей бомбу в молочное кафе, и пилотом, который бомбит деревню».

Направленный прежде всего на устрашение, палестинский террор ставит задачу приумножения жертв именно среди мирных граждан. Таким образом инструктируются своими координаторами и палестинские террористки. На сегодняшний день в израильских местах лишения свободы содержится девять палестинок, завербованных различными террористическими организациями. С некоторыми из них мне удалось поговорить в женской тюрьме «Неве - Тирца».
Турайе Хамури - 26 лет. Несмотря на образование и профессиональную устроенность, она долго не могла наладить свою личную жизнь. Наконец-то ей на жизненном пути встретился хороший мужчина. Но перед самой свадьбой жених бросил ее. Жизнь для Турайе стала не мила. Решила покончить с собой. Но как? Вероятно, вспомнив арабскую пословицу, которая аналогична русской «на миру и смерть красна», решила предложить себя «Танзиму» - военизированной милиции, входящей в ФАТХ, которой руководит Арафат.

Похожая судьба и у 28-летней Шифы аль-Кураси. От нее ушел муж. Для женщин, воспитанных в ортодоксальных мусульманских семьях, - это страшный позор. Иногда от таких женщин отворачиваются даже близкие родственники. У Ширы не было средств содержать ребенка. Думалось о смерти. На нее обратили внимание так называемые «координаторы смерти» из «Танзима», рекрутирующие смертников и смертниц для совершения терактов.

20-летняя студентка из университета Бейт-Лехем, Арин Ахмед, решила стать смертницей, когда ей сказали, что ее любимый парень по имени Джад погиб в бою с израильтянами. Она решила отомстить. Руководитель отделения «Танзим» в Бейт-Лехеме Юсуф Муграби с удовольствием вписал Арин в реестры добровольно собравшихся на тот свет. Но вскоре Арин узнала правду - Джад погиб от неосторожного обращения со взрывчаткой. Умирать ей сразу перехотелось. Турайе Хамури и Шифа аль-Кураси тоже решили повременить покидать подлунный мир. Но не тут-то было. «Координаторы смерти» отступников не жалуют. Начались преследования и угрозы. У отступниц не было другого выхода как бежать и сдаться израильским властям.

Арин Ахмед теперь многое поняла. Она рассказала, что «координаторы смерти» не посылают на террористические акты своих родных и близких. Они снимают жатву смертников и смертниц подальше от семейных кланов. 
Самой знаменитой палестинской террористкой остается Лейла Халед (кстати, выпускница МГУ имени Ломоносова), которая дважды руководила бандами, угонявшими израильские гражданские самолеты. Первый раз ей сопутствовала удача: 23 июня 1968 года боевикам «Народного фронта освобождения Палестины» во главе с 25-летней Лейлой Халед удалось захватить в аэропорту Афин «Боинг-707» израильской компании «Эль-Аль» и заставить экипаж лететь в Дамаск. 

Тогдашнее правительство Израиля сделало несомненную ошибку, согласившись обменять 35 пассажиров и экипаж самолета на палестинских террористов, содержавшихся в израильских тюрьмах. Этот угон прославил Лейлу и вдохновил на новые подвиги. Но веревочке долго виться не пришлось. 6 сентября того же года Лейла Халед вместе с никарагуанцем Патрисио Аргуэльо вновь попытались захватить израильский самолет. Теперь уже в лондонском аэропорту. Однако сотрудники израильской службы безопасности, находившиеся на борту, убили Аргуэльо и арестовали Халед.
Лейла Халед - тип безжалостной террористки, не обремененной сомнениями. Такие типы становятся боевиками по личному выбору. В самоубийцы ни Лейла Халед, ни ей подобные идти никогда не собирались.

II
Первой палестинской террористкой - самоубийцей стала Ваффа Идрис из Рамаллы. 27 января прошлого года она подорвала себя в толпе ничего не подозревающих израильтян на улице Яффо в Иерусалиме. Было много смертей, боли и горя. Что толкнуло Ваффа на такой шаг? Неудачная любовь сделала эту девушку человеконенавистницей. Разумеется, свои всходы дала и бешеная антисемитская пропаганда, зерна которой в изобилии насаждаются в палестинских школах.

Сразу же после взрыва на улице Яффо в Иерусалиме посол Саудовской Аравии в Лондоне Гази Кусейби опубликовал в различных арабских изданиях хвалебный гимн в память «сияющей красавицы Ваффы». Поэтизация образа террористки сделала свое черное дело. 29 марта новая террористка-смертница Айят Ахрас взрывает себя в иерусалимском районе Кирьят-Ювель.

Спецслужбам Израиля известны попытки «координаторов смерти» из Палестинской автономии завербовать в террористки молодых русских женщин, вышедших в свое время замуж за палестинцев, а затем порвавших с ними семейные узы. Дело в том, что такие женщины почти постоянно находятся в состоянии стресса, ибо согласно законам шариата дети от подобных браков остаются с отцами. Несчастные матери не в состоянии выехать за пределы автономии, так как в их положении это означало бы лишиться общения со своими детьми навсегда. И тем не менее в смертницы русские жены (или бывшие русские жены) палестинцев пока не записались. А вот среди пособников террора одна уже отметилась.

Ирина Полищук прибыла в Израиль подработать денег на ниве древнейшей профессии. Прямо на рабочем месте познакомилась со своим будущим мужем-палестинцем Ибрагимом Сарахной, который был ее настоящим (во всех смыслах) клиентом. Тот факт, что муж на поверку оказался террористом, ее не смутил. Это она, Ирина Полищук, оказавшись в одной машине с отказавшейся идти на смерть Арин Ахмед, угрожала ей расправой...

Разумеется, террористок вербует не только «Танзим». Женские «батальоны смерти» присутствуют в «Исламском джихаде», «Хизболле», «Хамасе» и других террористических организациях. Более того, на территории Палестинской автономии оказалось так называемое «Женское участие в исламском движении». Руководит «Женским движением» Джамалия Шанти, известная как «первостатейная палестинская феминистка». В интервью египетской газете «Аль-Шааб» она заявила: «Нет никакой разницы, кто погиб смертью шахида - брат он или сестра».

Духовный лидер «Хамаса» шейх Ахмед Ясин, который не без основания считается безжалостным человеком, пошел еще дальше, заявив: « В будущем придет решающий час битвы с неверными всего мира, и тогда в бой отправятся все - женщины, мужчины, старики, дети».

Ошибается Ясин. Истинный ислам ничего общего с человеконенавистничеством не имеет. Крупный мусульманский авторитет, генеральный секретарь Ассоциации мусульман Италии шейх Абдул Хадж Палаччи разъясняет, что согласно Корану человек может отнять жизнь другого человека только в трех случаях «если он, как воин, сражается с врагами; если суд на законных основаниях утвердил смертный приговор и, наконец, если жизни конкретного человека угрожает опасность».

Самоубийство террориста никоим образом не подпадает под описанные выше случаи. Что же касается женщины, то ее грех самоубийства по сравнению с мужчиной удесятеряется, ибо, идя на смерть, она лишает милосердия и милости Всевышнего не только себя, но и всех родившихся и еще не родившихся на свет родных по женской линии. Такой точки зрения придерживается не только шейх Палаччи, но и его учителя, среди которых особое место принадлежит крупнейшему мусульманскому авторитету, ныне покойному муфтию Египетскому Саиду Мухаммеду аль-Мутавали аз-Шарави. К слову говоря, именно под влиянием этого шейха президент Египта Анвар Садат (убитый мусульманским фанатиком в 1981 году) заключил мир с Израилем. Вместе с Садатом шейх аз-Шарави молился в мечети Аль-Акса в Иерусалиме.

Мне приходилось беседовать с палестинскими террористами и «мужского пола». Я не пишу с «мужчинами» потому, что среди них я видел юношей, иногда даже мальчишек. Только однажды в камере предварительного заключения мне устроили встречу с 30-летним боевиком, который не отправился к праотцам только потому, что не сдетонировала взрывчатка на его «поясе шахида». Как я понял, у мужского пола совершенно иная, чем у женщин, мотивация участия в «отрядах смертников». Во-первых, мужички мечтают о славе, пусть даже посмертно. В них клокочет такой заряд ненависти к «неверным», что жизнь сама по себе представляется им мукой. Во-вторых, я убежден в этом: юнцы, идущие на смерть, в реальность этой самой смерти не верят. Точнее говоря, для них смерть означает переход в иной, «райский», но тоже «живой мир», где их ожидает 70 девственниц.

У женщин-смертниц другая мотивация. Они не относят себя к «воинству Аллаха». Мне кажется, женщины мало думают о загробной жизни. Они желают прекратить душевную муку, уйти даже в небытие. Терроризм - это всегда и устрашение одновременно. Но у женщин уход в шахидки - это прежде всего насилие над собой.
 

Захар ГЕЛЬМАН, Иерусалим

Вакансии для всех. Интернет - монтажные работы .


вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2004 ЗАО "Виктор Шварц иК"