Конец метадоновой банды

Конфискованный у преступников страшный наркотик был оценен в четверть миллиона долларов


Эта организованная группа лиц, состоящая из десятка жителей Нижнего Новгорода и Дзержинска, посадила на наркотический метадоновый паек едва ли не всю европейскую часть нашей страны.

Недавно суд Нижегородской области огласил приговор по делу наркодельцов, занимавшихся оптовыми поставками сильнодействующего наркотика. Фигуранты уголовного дела получили немалый срок - по десять лет лишения свободы с конфискацией имущества. Но беспрецедентным судебным слушаниям предшествовала уникальная оперативная разработка, которую с блеском провели сотрудники отдела экономической безопасности Управления ФСБ РФ по Нижегородской области. Мне довелось стать единственным журналистом, который имел возможность ознакомиться с двенадцатью томами этого дела и встретиться с руководителем операции майором Николаем Н.

Распространение метадона в Нижнем Новгороде началось еще с середины девяностых годов. Это безумно выгодное коммерческое предприятие, дающее почти 1200 процентов дохода, подгребла под себя тройка дельцов в составе Александра Артюхова, Вадима Катункина и Александра Татаринова. Они обросли повязанными на наркотиках связями и превратились в организованную, хорошо законспирированную и разветвленную криминальную структуру по оптовому распространению метадона. Впрямую или опосредованно завязанная на них сеть средних и мелких оптовиков, розничных распространителей насчитывала несколько сотен человек практически на всей европейской части России, в том числе в Москве и Санкт-Петербурге, а также в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии. 

- Главных оптовиков мы вычислили довольно легко, - рассказывает Николай Н. - Но была задача посерьезнее: установить канал доставки метадона и место производства наркотика. 

Уже первые сведения, полученные сотрудниками Управления ФСБ, повергли контрразведчиков в шок. Оптовые партии высококачественного наркотика поступали в Нижний Новгород из соседнего Дзержинска. А ведь это город, где сконцентрированы крупнейшие в России химические предприятия. Неужели здесь функционирует лаборатория по производству «белой смерти»?

На ноги были подняты все оперативные службы управления. В ходе оперативно-технических мероприятий удалось выяснить не то кличку, не то имя курьера - Кузьма. Раз в неделю он привозил солидную, в двести граммов, партию метадона по оптовой цене - сорок тысяч долларов. Но как его найти в большом городе, если только и было известно, что он проживает в Дзержинске?

Как часто бывает, помог случай. Один из наркодельцов отмечал свой день рождения. В нижегородский ресторан «Корона» он пригласил всех наиболее близких друзей по совместному бизнесу. И вдруг, когда пиршество было в разгаре, в соседнем зале возникла драка. Вызванные сотрудники РУБОПа быстро навели порядок, а заодно проверили документы и у дебоширов, и у всех присутствующих в ресторане. Вот так и был установлен тот самый Кузьма - Валерий Кузнецов.

А дальше, как говорится, все было делом техники. Вскоре находящийся «под колпаком» Кузнецов, сам того не ведая, привел оперработников в свой гараж.  Проверили. Однако наркотиками там и не пахло. Неужели ошибка? Тогда решили скрытно установить в гараже видеокамеру. Велико было изумление оперативных работников, просмотревших уже первую запись. Придя в гараж и вытащив из багажника своей машины запасное колесо, Кузнецов размонтировал его и достал из покрышки полиэтиленовую кишку, из которой на стол посыпалась пара десятков стограммовых упаковок метадона.

Дальнейшее наблюдение за Кузнецовым выявило его коллегу по преступному бизнесу - Александра Болдинского, который занимался организацией и контролем поставок наркотиков из Дзержинска в Нижний Новгород, а также Лидию Тыщенко, участвующую в перевозках.

- Схема была надежной и хорошо отработанной, - поясняет Николай Н. - Болдинский из Дзержинска связывался с уже известной нам тройкой оптовиков, оговаривал объем, стоимость товара и срок поставки. В назначенный день Кузнецов, взяв из гаража нужное количество метадона, шел к Болдинскому домой, где компаньоны занимались его расфасовкой.
Готовый для розничной продажи наркотик Кузнецов вместе с Тыщенко везли в Нижний, где в тот же день передавали его кому-либо из оптовиков. Чуть позже Артюхов или Гуляев лично передавали Болдинскому деньги за весь товар.

- Но неужели вы спокойно смотрели на то, как, делясь на мелкие партии, оптовая поставка наркотика расползалась по всей стране? - спрашиваю я у своего собеседника.

- Конечно, нет! - отвечает Николай Н. - Мелкие распространители, их каналы и клиентура нам были хорошо известны. Поэтому на разных этапах и в различных уголках страны (чтобы не вызывать подозрений у ключевых фигур наркобизнеса) незаконные действия по распространению наркотиков пресекались с помощью милиции и нашими оперативными силами и средствами. Да и сами дельцы устраивали между собой кровавые разборки. Не желая возвращать Вадиму Катункину долг в 30 тысяч долларов за использованный метадон, его близкий друг Лева Риштейн нанял уголовника, который всего за десять тысяч рублей убил наркодилера, а его труп сжег в одной из городских котельных. Позднее в этой топке нашли челюсть Катункина - все, что от него осталось.

Вслед за мелкой сошкой пришло время для задержания и более крупных поставщиков метадона. Первым чекисты арестовали некоего Петрова, который вез для продажи в Москву небольшую партию наркотика. Чуть позже одного за другим накрыли команду других курьеров - Балашова, Шабанова, Миндадзе, Зотову. Таким образом оперработники лишили главных поставщиков едва ли не всей клиентуры.

Параллельно велось документирование преступной деятельности - арестованные дельцы стали давать признательные показания. Тут и раскрылась вся подноготная криминальной стаи. Выяснилось, что если в начале цепочки наркотик скупался оптом всего по 30 долларов за грамм, то потребителям в обеих столицах России он доставался уже за 350 долларов. В самом же Нижнем Новгороде метадоновый рынок был перенасыщен настолько, что в розницу один грамм порою можно было купить всего за 100-110 баксов. Вот и слетались сюда наркокурьеры от Урала до Белгорода, от Архангельска до Астрахани.

Безусловно, преступники не были дилетантами и чувствовали, как над ними сгущаются тучи. По всем правилам оперативного искусства наркодельцы решили отвлечь внимание чекистов на «негодный объект», а заодно и выявить в своем окружении тех, кто помогает органам госбезопасности. С этой целью они распространили через свои связи информацию о деятельности в Нижнем Новгороде ряда подпольных лабораторий по производству метадона с указанием конкретных адресов и мест хранения готового товара. 

- Прием хоть и старый, но достаточно эффективный. Но мы на эту удочку не попались, - усмехается мой собеседник Николай Н. - Хотя до нас доходили «самые что ни на есть достоверные сведения» даже от некоторых сотрудников милиции, купленных наркодельцами. Но в одном мы убедились точно: на территории области - ни в Нижнем, ни в 
Дзержинске - метадоновых лабораторий нет.

Однако, сколько веревочке ни виться, конец все равно будет. И для крупных наркодельцов настал час «Х». Их нужно было взять с поличным всех сразу, Кузнецова - при передаче наркотиков кому-либо из главных оптовиков, Болдинского - еще до того, как он сумеет уничтожить следы расфасовки наркотиков. Задача, что и говорить, не из легких.

...В тот день, приехав в Нижний Новгород , Кузнецов оставил свою машину в районе Караваихи, недалеко от места встречи. Проверяясь на случай возможной слежки, зашел в магазин. Все тихо и спокойно. На углу в своем «Мерседесе» его уже ждал Артюхов. Кузьма там и передал ему товар. Преступники даже не успели понять, что произошло, как на их запястьях щелкнули наручники.

Всего в тот вечер были арестованы восемь главарей и активных участников преступной наркогруппировки, а в ходе проводимых обысков изъято 1657 граммов метадона - почти на четверть миллиона долларов. Только из этой партии можно было изготовить 150 тысяч(!) доз страшного наркотика. Оперработников, проводивших обыск в квартире Болдинского, больше всего поразили не десятки тысяч долларов, а огромное количество бархатных ларчиков с золотыми и бриллиантовыми украшениями, которые были разложены на комоде, словно в богатом ювелирном магазине, и... коробка, полная золотых зубов. В укромном месте были припрятаны аптечные весы со следами метадона и обрывки бумаги, в которую расфасовывали наркотик...

После ареста этой криминальной группировки хуже всего пришлось наркоманам, крепко подсевшим на метадон и не желавшим обращаться к врачам-наркологам. Лишившись наркотиков, около ста человек не вынесли ломки и погибли. К сожалению, мы не всем смогли помочь устроиться в наркологический диспансер, а принудительное лечение наркоманов у нас в стране запрещено. Так что все эти трагедии - на совести преступников, торговавших «белой смертью».

P.S. Конечно, я спросил у моего собеседника и о подпольной лаборатории по производству метадона. Где все-таки она? Николай Н. сказал только одно: мол, время еще не пришло рассказывать об этом. Но на прощание пообещал, что как только подпольный цех накроют, в тайне держать это никто не будет. 
 

Александр ВИТКОВСКИЙ.
http://www.PNP.ru/ 

вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2004 ЗАО "Виктор Шварц иК"