Кровавый передел

Удивительную страсть к экзотическим, кликухам, питают наиболее отпетые боевики преступных сообществ. Если, к примеру, еще можно понять Сергея Быкова, именующего себя Терминатором в подражание знаменитому герою Арнольда Шварценеггера, то откуда выкопал его коллега по бандитскому цеху Алексей Брынских кличку Торсион? Следователь, поинтересовавшийся, что сие слово, по мнению самого подследственного, означает, услышал в ответ простодушное: «Звучит красиво».


Между тем встречи с этой парочкой, дело которой сейчас слушается в Свердловском областном суде по первой инстанции, тамошние правоохранители ждали долгие пять лет. Все это время Терминатор и Торсион, объявленные в международный розыск - за ними тянется шлейф весьма серьезных преступлений, - колесили по всей России, какое-то время скрывались в Москве, а потом осели в Минске, где их и взяли.

Конечно, приятно сознавать, что оба они составят скоро в местах не столь отдаленных компанию осужденным ранее своим подельникам. Огорчает другое: и Быков, и Брынских - далеко не главные фигуранты преступного сообщества, годами терроризировавшего Екатеринбург. Тем не менее его истинные главари разными путями сумели уйти от ответственности. Более того, некоторые из них, образно говоря, сменили кожу, вошли в закон и теперь подбираются к рычагам экономической и политической власти другими путями.

Прокрутим на несколько лет назад ленту екатеринбургской криминальной хроники. В период «большого хапка», именуемого процессом обвальной приватизации, в Екатеринбурге возникли три бандитские группировки. Впрочем, сначала их было две: «центральная» и «синяя». Первая во главе с Олегом Вагиным строилась по территориальному признаку, контролируя центр города, вторая, состоявшая из отпетых уголовников, ни в каких «конвенциях» по разделу сфер влияния участвовать категорически не желала. Ее главари и слышать не хотели о каком-то там легальном бизнесе, воровские законы запрещали им вступать в любые переговоры с властями.

Жестокая борьба между ними, которая велась не на жизнь, а на смерть, заслонила от тех и других, что в это время зарождается некая третья криминальная сила. На нее на первых порах не обратила внимание и милиция, по уши занятая разборками с «центровыми» и «синими». Но прошло совсем немного времени, и именно эта третья сила выступила на первый план. А родилась она в екатеринбургском районе, примыкающем к предприятию-гиганту «Уралмашу». Недолго думая, ее отцы-основатели выбрали для своей бригады столь знакомое в этих краях имя. Одним словом, - «уралмашевцы». 

Хотя ни один из авторитетов криминального «Уралмаша», укравших у прославленного предприятия его имя, на нем ни одного дня не работал.

Это относится и к первому лидеру организованного преступного сообщества Григорию Цыганову. Именно он сумел сплотить в единую организацию группу спортсменов, выступавших под флагом «Уралмаша», местную шпану, самозваных хулиганствующих авторитетов, промышлявших собиранием дани с мелких уличных торговых точек. Вдохновившись образами героев криминальных фильмов, и особенно «Крестного отца», он установил в банде строгий иерархический режим. Своих боевиков стал называть семьей, ввел знаки отличия в виде заколок и булавок с драгоценными камнями, которые должны были свидетельствовать о месте, которое занимает их обладатель в банде. Себя, по примеру американских гангстеров, велел именовать боссом.

Тем временем «центровые» практически одержали верх над «синими» и только тогда столкнулись с тем, что на горизонте появились еще более опасные соперники. Лидер «центровых» Олег Вагин попытался было договориться с «уралмашевцами» «по-хорошему», то есть заставить их признать главенство его банды. Но «мирные переговоры» кончились ничем, началась открытая силовая конфронтация, в ходе которой стороны несли потери, а попутно доставалось случайным прохожим, ненароком оказавшимся в эпицентре очередной кровавой разборки соперничающих банд.

После одной из таких стычек, где «центровым» крепко досталось от «уралмашевцев», Олег Вагин принял радикальное решение: дал задание своим подручным любым способом ликвидировать лидера «заводской» группировки Григория Цыганова. Сделать это было непросто: тот, зная повадки противника, проявлял крайнюю осторожность, никогда не появлялся на людях без группы телохранителей.

С учетом этого обстоятельства киллеры «центровых» решили поставленную перед ними задачу иначе: они долго выслеживали жертву и выбрали момент, когда поздно вечером Григорий Цыганов на несколько мгновений задержался у освещенного окна своей кухни. Этого времени хватило снайперу, сидевшему в засаде, чтобы поразить авторитета несколькими выстрелами.

Вагин рассчитывал, что со смертью Цыганова его банда рассыплется. Но оказалось, что погибший босс сумел создать достаточно спаянную организацию. Во главе ее стал родной брат погибшего Константин Цыганов. Вокруг него в руководстве группировки собралась крепкая команда. Роли были четко распределены. Александр Хабаров стал ответственным за экономику, Александр Крук, известный «в миру» как крупный предприниматель, взял под свой контроль такие отрасли, как операции с цветными металлами, недвижимостью... А целую сеть торговых точек, автостоянок, сервисных центров по обслуживанию автомобилей, спортивных сооружений и гостиниц «пасли» Александр Куковкин и Игорь Маевский.

Оброк, собираемый бандой, рос из года в год. Тогда же в структуре группировки был создан «криминальный спецназ», который возглавил уголовник со стажем Сергей Курдюмов (Богомаз), отсидевший в местах заключения 12 лет. Финансы курировал Сергей Терентьев, двоюродный брат жены основателя группировки Григория Цыганова.

Когда после убийства Григория Цыганова первоначальный шок от случившегося в банде прошел, роли в руководстве были распределены и Константин Цыганов освоился в своем новом качестве, встал вопрос о возмездии. Было предложено несколько вариантов устранения Олега Вагина. Но выбрали тот, которого никак не ожидал лидер «центровых», вообще избегавший появляться на людях. Киллеры «уралмашевских» пошли на нестандартный вариант. Они не стали пытаться подкараулить Вагина в каком-нибудь укромном месте. Напротив, расстреляли его вместе с телохранителями в самом центре города на глазах у десятка людей, в нескольких метрах от здания городской и областной администрации. Помимо всего прочего, это был очевидный акт устрашения - бандиты открыто заявляли, что не боятся никого и ничего. Вот с его смертью, в отличие от «уралмашевских», группировка «центровых» действительно рассыпалась.

Теперь настало время легализоваться, сочли руководители «уралмашевской» бригады. С этой целью был созван учредительный съезд, как было заявлено организаторами Свердловской областной общественной структуры «Общественно-политический союз «Уралмаш». Сокращенно его стали называть ОПС «Уралмаш». В местных правоохранительных органах с самого начала думали иначе, расшифровывая аббревиатуру ОПС как «организованное преступное сообщество».

Но вот какое интересное совпадение: когда через некоторое время следственные органы все же заведут уголовное дело против «уралмашевских», то перечень его фигурантов почти один к одному совпадет со списком учредителей ОПС «Уралмаш». Дело будет раскручиваться очень неспешно. Говорили, что по каким-то неведомым причинам оно тормозится в ряде инстанций правоохранительных органов. В частности, назывались имена некоторых самых высокопоставленных чиновников, в том числе начальника областного УВД генерала Валерия Краева. Работа специальной московской комиссии, проверявшей подобные сигналы, поступавшие из Екатеринбурга, завершилась, несмотря на заступничество губернатора Росселя, снятием генерала, но публичная оценка его деятельности дана не была.

Не обошлось без «чудес» и в судебных инстанциях. Против Константина Цыганова возбудили четыре уголовных дела, и все они были прекращены. Как ни странно, благодаря вмешательству... областного РУВД - если более конкретно, решением заместителя начальника следственного управления этого ведомства. Однажды, когда Цыганова все же задержали по обвинению в вымогательстве, его боевики тут же отреагировали, обстреляв здание РУБОПа из гранатомета. 

Правда, перед этим они позвонили по телефону и предупредили, что если их босса не выпустят, то реакция не замедлит 
последовать. Кстати, и после обстрела Цыганова продолжали держать под стражей. Но за это пострадал судья Верхне-Исетского района города. Его жестоко избили железными прутьями после того, как он отказался удовлетворить ходатайства адвокатов «крестного отца» об изменении ему меры пресечения. Но срабатывают какие-то тайные пружины, и дело Цыганова вдруг передается в Пермский суд. И тут происходит невероятное: лидера «уралмашевцев» освобождают под крупный денежный залог. Больше его не видели! Есть данные, что он благополучно пребывает в Нью-Йорке.

Не менее скандальный характер носили действия судебных органов в отношении одного из самых крутых вожаков «уралмашевцев», главы их «криминального спецназа» Сергея Курдюмова (Богомаза). Он свято исповедовал заповедь отца-основателя группировки Григория Цыганова, поучавшего: «Выезжая на разборки, сначала бьем всех до кровавых соплей, а потом уже спрашиваем, что им нужно». В мартирологе его жертв, помимо членов соперничающих преступных группировок, предпринимателей, мешавших коммерческой деятельности банды, также вчерашние коллеги по уралмашевскому ОПС, вышедшие из повиновения руководству. Одним из них стал Николай Широков, рискнувший не только отколоться от «уралмашевцев», но и создать собственную бригаду. Люди Богомаза устроили на него настоящую охоту. Зная, что он часто бывает в биллиардной, «спецназовцы» установили там мощное взрывное устройство. В результате теракта пострадали даже соседние дома, но Широков чудом остался жив. Поняв, что не только в Екатеринбурге, но и  вообще в России ему не избежать расправы, он укрылся в Будапеште. Напав на след беглеца, Курдюмов лично возглавил операцию по его устранению.

Такая же участь постигла бывшего «уралмашевца» Алексея Иванова, расстрелянного головорезами Курдюмова в Москве. Но в очередной раз коротать время на нарах ему не довелось. Судья Тамара Тюрина выпустила его под залог. Свой неординарный поступок сия жрица Фемиды мотивировала тем, что адвокат бандита представил ей справку о плохом состоянии здоровья своего клиента, якобы больного раком.

Понятно, что этот медицинский документ на поверку оказался настоящей липой, а «больной», выйдя за порог СИЗО, бесследно исчез. Единственным среди главарей ОПС «Уралмаш», схлопотавшим достаточно суровый приговор, оказался финансист преступного сообщества Сергей Терентьев. Но и тот откупился. А за решетку если и попали, то лишь бандиты более низкого звена.

Причем около десятка боевиков все же сумели скрыться, их объявили в международный розыск. Одного из них, Михаила Долматова, через Интерпол удалось задержать в Венгрии. Сейчас он отбывает свои девять лет - не так уж много, если учесть, что обвиняли его в бандитизме и двух заказных убийствах. Некоторые из них, как, например, Александр Хабаров, стали респектабельными бизнесменами, активно участвуют в политической деятельности. А смягчить приговор помогали 
Долматову его бывшие коллеги и начальники в награду за то, что в ходе следствия и на суде он не болтал лишнего. Не последовало пока каких-либо откровений и от Терминатора и Торсиона. Видимо, они, как и Долматов, убеждены: стоит им нарушить обет молчания (в рядах мафии, которую брал за образец Григорий Цыганов, это называется «законом смерти»), и это неминуемо обернется для них последствиями куда более страшными, чем любой приговор, который им может вынести суд.
 

Леонид БИРЮЗОВ

вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2004 ЗАО "Виктор Шварц иК"