Дмитрий ФОНАРЕВ, президент Национальной ассоциации телохранителей: 

«Мы в одних окопах с МВД...»

Визитная карточка:
Дмитрий Фонарев родился в Москве в 1959 году. Окончил техникум, военное училище. Высшую школу КГБ СССР, Институт повышения квалификации работников культуры. Служил в первом отделе 9-го управления КГБ СССР, которое занималось охраной высших деятелей партии и государства, а также высокопоставленных иностранных гостей. После увольнения в запас работал телохранителем. С 1995 года - президент Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ). Хобби - музыка, хард-рок. Сам аранжирует, поет и записывает. Первый альбом вышел еще в советское время. Женат, двое детей.

Многие помнят американский фильм «Телохранитель». Пожалуй, из черт главного героя и складывается наше представление об обладателях этой профессии. Но большинство россиян, наверное, удивятся, узнав, что юридически в нашей стране такой профессии не существует. О странностях этой ситуации и о самой профессии - интервью с президентом Национальной ассоциации телохранителей Дмитрием Фонаревым.

- Дмитрий Николаевич, так что, действительно в России нет такой профессии - телохранитель?

- Это - как посмотреть. Дело в том, что сейчас продолжает действовать закон «О частной детективной и охранной деятельности» от 25 мая 1992 года. О телохранителях там речь не идет. В нем лишь прописана услуга частных охранных предприятий - защита жизни и здоровья. Но словосочетание «безопасность личности» там даже не упоминается.

Закон создавался торопливо. Тогда, в начале девяностых, страну накрыла волна насилия, нарождающемуся классу предпринимателей надо было как-то защищаться. Вот и был этот закон «продавлен» через парламент и государственные органы. Он позволил организовать частные охранные предприятия и использовать ими определенные виды огнестрельного оружия. Но впопыхах забыли важную деталь. По закону охранять можно имущество клиента, какие-то объекты, но нельзя охранять с оружием самого клиента. Поэтому тем, кто охраняет конкретных людей, приходится обходить этот закон, заключая договор, например, на охрану кошелька.

В работе телохранителя есть определенная специфика по сравнению с работой обычного частного охранника. Потому что телохранитель обеспечивает безопасность личности. Поэтому мы считаем, что в законе об охранной деятельности должна быть прописана отдельная статья, посвященная телохранителям, в которой должен быть решен вопрос о страховке, ответственности телохранителя за жизнь своего клиента.

- Какими качествами должен обладать профессионал? Кто он - современный телохранитель?

- Во-первых, это человек, который отслужил в армии или в милиции лет пять, предпочтительно на офицерских должностях. Он должен иметь опыт руководства, иметь представление о постовой службе. Это человек, который занимался какими-то видами рукопашного боя. И, наконец, тот, кто прошел курс школы телохранителей.

- Кроме вашей, есть, наверно, и другие школы?

- Конечно, их много, но мы признаем не все, потому что большинство из них - самодеятельность. У нас есть собственная Академия НАСТа. Это организация, которая занимается подготовкой и тренировкой настоящих «профи». Она имеет 5 ректоратов: в Москве, Питере, Екатеринбурге, Красноярске и Владивостоке. Обучение основано на богатых традициях 9-го управления. У меня самого 25 лет профессионального стажа. Среди преподавателей есть люди, профессиональный стаж которых больше 40 лет.

- А когда была организована сама НАСТ?

- В конце 1995 года в Москве. Сейчас мы представляем интересы 15 региональных организаций от Санкт-Петербурга до Новокузнецка.

- Насколько мне известно, сейчас в России насчитывается около 10 тысяч личных охранников с оружием. Сколько из них входят в вашу организацию?

- 500 человек.

- Но ведь этого же мало?

- Мы стремимся к качеству, а не к количеству. Наша система позволяет отсеивать слабых и оставлять самых грамотных и талантливых ребят.

- Есть ли у вас какие-то специализированные базы для подготовки телохранителей?

- У нас нет постоянного центра подготовки - это очень дорого, да и нецелесообразно. Мощности мы арендуем, тир, машины - все это для нас не проблема. Мы патронируем клуб телохранителей «Серые тени» - это наша гордость, элита телохранителей. Именно на его базе люди проходят физическую и психологическую проверку, там им помогают освоиться на рынке этих специфичных услуг, найти себе хорошего клиента.

- Насколько я знаю, часто телохранителями берут людей, прошедших «горячие» точки. Людей, которые служили в спецназе, в каких-то особых подразделениях. Служба в подобной точке является определяющим фактором при приеме на работу. Правильно ли это?

- Нет. Все, что связано с приставкой «спец», - это уничтожение объектов, людей, баз террористов, бандитов. Это не охрана, а именно уничтожение. Изначально телохранители никого не уничтожают, они защищают. Психология разная, подготовка разная и опыт работы разный. Логическое мышление совершенно иное. Другими словами, это совершенно разные люди. Больше всего проблем у нас возникает даже не с ребятами из спецподразделений, а с обычными армейскими офицерами. Если парень прошел Чечню, тут же возникают вопросы к психологу. Что за парень? Надо определить психическое состояние человека, степень его конфликтности. Для этого у нас создана своя психофизическая лаборатория. Методики, которые используют ее специалисты, позволяют не только дать исчерпывающую информацию о состоянии человека, но даже прогнозировать его действия в сложных ситуациях.

- А женщина в этой профессии может достичь высот?

- Я считаю, что это вполне реально. Более того, руководитель нашей структуры в Петербурге - женщина, Виктория Корчагина, у нее трое детей, она мастер спорта по биатлону. Виктория работала телохранителем, даже охраняла принцессу Йоркскую. Недавно закончился ее контракт с крупной промышленно-финансовой структурой, где она возглавляла личную охрану руководства. Под ее началом было 52 специалиста и 4 бронированные машины.

- Как устроен рынок телохранителей у нас в стране?

- Очень просто - выйти на него можно только по рекомендациям. С улицы никого не берут.

- Наверное, у вашей профессии есть свои отрицательные и положительные стороны? Расскажите об этом поподробнее.

- Никто с малолетства не думает о работе телохранителя. Профессия эта благородная, но неблагодарная. Семья телохранителя очень ограничена в общении. Ему приходится переживать тяжелые стрессы. Все физические и моральные силы человека на такой работе находятся в состоянии взведенной боевой пружины. А нервы-то не железные. Вот и изнашивается организм довольно быстро.

- А есть ли возможность как-то повлиять на этот процесс, поддержать человека, есть ли какие-то программы, которые позволяли бы решить эту проблему и, по сути, продлить жизнь бывшему телохранителю?

- Конечно, существуют специальные программы, методики, опять же есть психофизическая лаборатория, которая позволяет корректировать, а иногда и полностью снимать негативные процессы в психике. Просто, к сожалению, люди этого не понимают. Парню, предположим, 27 лет, у него еще нет никаких проблем, коленочки не болят, их не трясет время от времени, он полон энергии и думает, что так будет всегда. Когда я работал в 9-м управлении, то удивлялся, что люди умирают в 40-50 лет. Уходят на пенсию и умирают. Наша профессия полностью высасывает человека. Причем мы не говорим о риске, о смерти. Мое отношение к ней достаточно спокойное, потому что я привык, свыкся с мыслью о смерти. Это с одной стороны, а с другой - приличные деньги, интересные люди, с которыми ты работаешь... Дело телохранителя возведено в степень отважной романтической профессии, хотя в жизни все намного прозаичней.

- Как должен вести себя человек, который хочет обеспечить свою безопасность?

- Мало нанять личную охрану, надо еще и понимать, что телохранители - это не предмет имиджа: вот, посмотрите, какой я крутой. Прежде всего клиент должен беспрекословно выполнять все рекомендации телохранителя либо начальника службы безопасности.

- А с какими клиентами легче работать: с нашими или иностранными?

- Разницы нет: все от людей зависит. Хотя с иностранцами гораздо проще работать, они очень послушные. Иное дело - наши бизнесмены, в которых стреляют постоянно. А все жадность, батенька, жадность. С проблемными клиентами мы стараемся не работать, не хотим, чтобы их заморочки стали нашими проблемами. А то бывает порой, прибегает к нам горе-бизнесмен, который украл четыре миллиона, и просит, чтобы мы его защитили. Естественно, постараемся, чтобы он держался от нас подальше. И в виде бесплатного совета говорим: верни, что украл, а потом проси защиты.

- Мы сейчас с вами беседовали о профессиональных телохранителях. Но смогут ли они защитить человека, если его «заказали» большие люди, если за ним ведет охоту опытный убийца?

- Безусловно, в этом смыл работы телохранителя, для этого он и нужен. Я понимаю, что вы имеете в виду. Есть такое расхожее мнение: если захотят убить - убьют. Но можно ту же логику применить и в обратном направлении. Захотите защититься - защититесь. Если вас «заказали», то вы, во-первых, это знаете или догадываетесь. Возьмите громкие убийства. Люди в свое время не смогли найти компромисса или не поняли, в чем их проблема. Меня удивляет самонадеянность иных деятелей. К примеру, народных депутатов. В том плане, что если они не могут позаботиться о своей безопасности, как они могут заботиться о безопасности народа? Профессиональные телохранители способны защитить. Они знают, что нужно делать, сколько средств затратить, как должен вести себя человек в этой ситуации...

Меня часто спрашивают: ну что может сделать какой-то там телохранитель? Да что вы знаете о работе телохранителя? Вы думаете, что достаточно умело драться и метко стрелять? Нет. Вся безопасность - от безопасности страны до безопасности ларьков - это расчет вероятностей, чистая математика, и здесь нужно иметь математический склад ума, чтобы все просчитать. Необходимо четко работающее содержание черепной коробки, а не утолщение ее костной оболочки, чтобы кирпичи ломать. Мы не собираемся охранять воров и разных там бизнесменов «с душком». Но мы можем и хотим защитить честный бизнес от криминала и террора. Мы стоим по одну сторону баррикад с МВД.

- Как в любой уважающей себя корпорации, в вашей ассоциации, наверное, есть свод правил и принципов поведения и взаимоотношений?

- Да, без этого в нашем деле не обойтись. У нас есть довольно жесткий инструмент давления на тех, кто не соблюдает профессиональный кодекс чести. Так называемых «кидал» мы в нашей ассоциации объявляем персонами нон грата. Это значит, что данные физические или юридические лица ненадежны в партнерстве, они включаются в черные списки. И все, кто связан с нашей структурой, не должны с ними иметь дело.

- Что бы вы хотели пожелать новому поколению телохранителей и тем, кто только мечтает об этой профессии?

- Для начала прийти в Национальную ассоциацию, чтобы разобраться, ваше ли это призвание. Потом как следует учиться. И, конечно, стать профессионалом. А тогда можно ждать отдачи.
 

Беседу вел Владислав ЩЕЛОВ

вернуться к рубрикам номера

Copyright © 1997-2004 ЗАО "Виктор Шварц иК"

Rambler's Top100Rambler's Top100