Из тьмы веков
Женщина, ставшая фараоном

Благовонное масло мерит царица своими руками, Бесценною миррой умащено ее тело, Росою божественной пахнет оно. Такая надпись запечатлена на стене заупокойного храма в Дейр-эль-Бахари. На рельефе изображена енщина-фараон, отмеряющая благовония для бога Амона. Удивительна ее судьба! Ни тысячи лет до нее, ни тысячи лет после женщины не могли даже помыслить о единоличном правлении, ибо в самих титулах фараонов непреложно значилось: «Сын Амона-Ра».


Согласно древнему обычаю, фараоны - «сыновья бога Солнца», частенько брали в жены родных сестер. Длительное кровосмешение самым губительным образом сказывалось на генофонде. Неудивительно поэтому, что, к примеру, все дети царя Тутмеса I и его сводной сестры царицы Яхмос умирали, едва появившись на свет. И только маленькая принцесса Хатшепсут родилась на диво крепенькой и смышленой. Подарить же мужу наследника престола злосчастной Яхмос так и не удалось. Зато постарались наложницы: одна разрешилась будущим царем Тутмесом II, другая - Тутмесом III.
Испокон веку в Египте умирающий царь передавал власть старшему сыну от первой жены. Если же она дарила ему только девочек, то трон полагалось разделить между старшей дочерью и специально подобранным ей женихом. Наилучшим кандидатом считался сын от второй по рангу жены - первой наложницы. Окончательное решение, как правило, выносили высшие жрецы. Так что после смерти старого фараона Хатшепсут разделила трон со старшим из сводных братьев.

Брак их оказался вполне удачным, но недолгим. Тутмес II, процарствовав два года, отправился воевать в Сирию, а возвратившись из короткого похода, был призван богами в высшие сферы. Опустевшее место на брачном ложе предстояло занять малолетнему Тутмесу III. Пока он подрастал, Хатшепсут фактически единолично управляла «Обеими Землями» - Верхним и Нижним Египтом. Однако становившийся взрослее с каждым годом и преисполненный честолюбия юноша все настойчивее заявлял о своих правах. Приняв титул Мин-Хепру-Ра, этот «сын бога Солнца» недвусмысленно настаивал на своих преимуществах. Ведь «дочерям» не было места на троне.

Соперничество между супругами превратилось в открытую вражду. За молодым претендентом стояла армия, а умудренная опытом царица опиралась на визирей, писцов, архитекторов и не в последнюю очередь на жрецов верховного бога Амона. А потому положение Хатшепсут было намного прочнее - ибо власть жрецов распространялась не только на земную, но и на загробную жизнь. Что же до армии, то, за исключением гвардии, она состояла из наемников. Поэтому Хатшепсут не пожалела средств, чтобы перетянуть на свою сторону полководцев. Тутмесу III оставалось лишь терпеть, дожидаясь своего часа.
бодренная бескровной победой, царица решилась на неслыханный в истории Египта шаг. Она не только приняла мужское имя Макара-Хнум-Амон (Хнум - бог, вылепивший людей из глины, соседствовал здесь с солнечным Амоном), но и надела мужские одежды. Не забыла даже такой обязательный атрибут фараона, как золотой футляр для бородки!

Именно в таком виде запечатлели ее каменотесы-художники на стенах храма, построенного замечательным зодчим Иненю. Тутмес же хотя официально и именовался соправителем, но «без какой бы то ни было действительной власти» - так это значится в дворцовых документах.

Царицу окружал цвет интеллектуальной элиты, лучшие архитекторы, живописцы, скульпторы и поэты. Она не жалела денег на храмы, дворцы и колоссальные обелиски из розового гранита, что вырубались прямо из скал Асуана. Ее, фараона со всеми положенными аксессуарами, уже не смущала принадлежность к прекрасному полу.

Уцелевшие надписи на храмах дают возможность определить время правления Хатшепсут с большой степенью точности. На престол она вступила 3 мая 1501 года до нашей эры и точно - день в день - через девять лет осуществила деяние, прославившее ее в веках.

Это была экспедиция в страну Пунт - морское плавание в неведомое. Все его подробности детально изображены на стенах и колоннах Дейр-эль-Бахари - уникального архитектурного сооружения, которое и поныне выглядит удивительно современно. Построенный на террасах с внешней колоннадой, этот египетский храм не имеет себе равных. Он - своего рода щедро проиллюстрированная книга в камне, воспевшая жизнь и подвиги замечательной женщины - повелительницы величайшей державы древности.
Храм был выстроен на правом берегу Нила. «Река жизни» разделяла Египет на страну живых (левый берег) и мертвых (правый). Для живых возводились дворцы и великолепные храмы в честь великих богов, для мертвых - пирамиды, подземные гробницы и заупокойные храмы, где должна была обрести эфемерное существование частица души усопшего.

Как и положено фараонам, царица позаботилась о сооружении загробных покоев еще при жизни. Вырубленное в скалах сооружение превзошло самые знаменитые памятники древнего мира. Греки почему-то причислили к семи его чудесам висячие сады Семирамиды, но Хатшепсут далеко превзошла вавилонскую царицу.

На трех возвышающихся одна над другой террасах красовались колоссальные каменные статуи божественной правительницы. Она была изваяна в трех ипостасях: фараона, бога загробного царства Осириса и сфинкса. Портретное сходство было передано с величайшей тщательностью. Придворные скульпторы воспроизвели мягкий, сужающийся к подбородку овал лица, чувственные губы, задумчивые миндалевидные глаза, удлиненные к вискам сурьмой крылатые брови. Хатшепсут была довольно красивой женщиной и, очевидно, ничуть не стремилась, несмотря на футляр «фараонской» бородки, скрыть свой пол. Ярко раскрашенные сфинксы с ее женским лицом обрамляли дорогу к храму и украшали террасы. Портики, колонны, лестницы, окаймленные скульптурными изображениями соколов - символов Нижнего Египта, и кобр - Верхнего, были высечены из розового асуанского гранита, привезенного по Нилу за многие сотни километров.

Но самое замечательное - это сады из редких деревьев, привезенных из далеких африканских стран. Такое и не снилось легендарной Семирамиде, тем более что в центре садов Хатшепсут дышали прохладой искусственные пруды, в которых среди метелок папируса плескались нильские рыбы.

Внутренние помещения храма также поражают роскошью декоративной отделки. Ворота, ведущие в главный зал, отлитые из меди и инкрустированные электросплавом золота и серебра, «охраняли» Хатшепсут-Осирис и грозный Хатшепсут-сфинкс. Пол, набранный из золотых и серебряных плит, отражал яркую роспись высокого потолка. В глубине зала высилась мраморная статуя царицы, изваянная с величайшим, непревзойденным впоследствии мастерством. Всего на террасах и во внутренних подземных покоях было 240 ее скульптурных портретов, большую часть коих составляли сфинксы. Самые громадные скульптуры верхней террасы были хорошо видны даже с противоположного берега Нила.

Таков был этот удивительный храмовый комплекс, обожествлявший фараона-женщину. Но самое замечательное, что здесь была сокрыта и тайна ее интимной жизни - там, на левом берегу, среди преходящей прелести мира.

Трудно с уверенностью судить об истинных отношениях Хатшепсут с ее придворным архитектором. Храмовые надписи хранят гробовое молчание. Но тот непреложный факт, что он построил здесь свою тайную гробницу, намекает на нечто большее, чем чисто деловые связи властелина и художника. Тем более что в одном укромном местечке он поместил свое изображение.

Тайна так и останется тайной, но каменные «страницы» храма воспроизводят и чудесное зачатие будущей властительницы, и сцену ее появления на свет, и все подробности коронации. Мать Хатшепсут царица Яхмос предстает рядом с богом Амоном, сопровождаемым богом мудрости Тотом. Амон направляется в покои царицы, приняв образ ее земного супруга Тутмеса I. Божественный аромат, исходящий от него, волнует царицу. Воспламенившись страстью, она восходит на брачное ложе. И вот, как бы от «непорочного зачатия», рождается дитя божественного происхождения - Хатшепсут...

Но особо пристальный интерес исследователей древностей вызывают перипетии морского путешествия в страну Пунт: корабли, снасти, матросы и рыбы изображены очень реалистично. Легко определить виды рыб, равно как и населяющих воды Красного моря осьминогов, крабов, раковин.

Флотилия состояла из пяти больших тридцативесельных судов. Под одним из них - важная для определения маршрута надпись: «Держать налево», то есть на восток.

Царица-реформатор, царица-первопроходец повелевает своим морякам «исследовать туда (в Пунт) пути, изучить его пределы, открыть горные пути».

В дерзновенном замысле, словно в зеркале, отразился дух великой дочери фараона-воителя. Ее отец, правда без особого успеха, пытался добыть сокровища азиатских соседей мечом. Она, устремив взор в неведомые пределы, добилась желаемого торговлей.

Счастливое отплытие в Та-Нутер - «Страну Бога» сопровождалось торжествами и ритуальными церемониями. Как гласят иероглифы, «не случалось этого при других царях, но только при ее величестве совершилось это».

«Страну Бога», «Страну благовоний Пунт» отождествляют с современным Сомали - самой восточной оконечностью Африки. Египетские суда встречал вождь Пунта по имени Париху и его жена Ари. 

Что же привезли в Пунт египтяне? «Доставлены им хлеб, пиво, виноград, вино, мясо, фрукты и всевозможные другие вещи, имеющиеся в стране Та-Мири (Египте), соответственно приказу царского двора».

Ответные дары царица предпочитает именовать «данью».

«Прибыл вождь Пунта и принес с собой дань к берегу моря... Пришли вожди Пунта и склонились головами своими, чтобы принять царских воинов. Воздали они хвалу... владыке богов Амону-Ра».

Что же входило в эти дары? Несметные сокровища: черное дерево, слоновая кость, необработанное золото, благовонные деревья, ладан, ароматическая смола, черная краска для глаз, мартышки, павианы, шкуры леопардов, а также «рабы вместе с детьми их».

Теперь мы точно знаем, откуда привезены сокровища, запечатленные на папирусах и стенах храмов. 

Сохранился текст, в котором Хатшепсут лично возвещает об исполнении божественной воли Амона...
«...я повиновалась приказавшему мне... устроить для него Пунт внутри его дома, согласно его повелению».

И она действительно устроила этот «внутренний Пунт», укоренив в храмовом саду привезенные в кадках мирровые деревья.

Двадцать лет правила ее величество фараон «Обеими Землями». После ее смерти в 1482 году до нашей эры Тутмес III смог наконец дать волю мести и уничтожить имена и изображения царицы. Все 240 статуй он повелел разбить и закопать обломки. Там и дождались они археологов. Отдельные фрагменты удалось сложить, и неповторимый облик царицы был явлен человечеству вновь.
 

Еремей ПАРНОВ
Назад к содержанию номера
Copyright © 1997-2004 ЗАО "Виктор Шварц и К"

Rambler's Top100 Rambler's Top100TopList