Из тьмы веков
Сговор с дьяволом

Одной из тайн до сего времени продолжает оставаться загадка внезапной кончины знаменитого польского магната Иеремии Вишневецкого и спрятанных им в родовом замке в Лубнах несметных сокровищ... 

Литовско-русский древний род князей Вишневецких вел свое происхождение от Корибута-Дмитрия, одного из сыновей Великого литовского князя Ольгерда Гедеминовича. Позднее они получили фамилию от названия родового замка Вишневец на Волыни. Промышльский и каневский староста князь Иеремия - Михаил Вишневецкий (1612-1651) родился в православной семье, но позднее, по ряду совершенно не ясных причин, перешел в католичество и стал одним из самых ярых и ревностных защитников Польши и шляхетства от бунтовавших украинских казаков. Это тем более странно, что один из предков Иеремии-Михаила, князь Дмитрий Иванович, был знаменитейшим предводителем тех самых казаков, против которых яростно боролся его потомок сто лет спустя. Князь Дмитрий Вишневецкий вошел в историю и народный фольклор под прозванием казацкого атамана Байды - грозы татар и турок. Одно его имя повергало их в мистический ужас.

В середине XVII века столицей обширнейших владений князя Иеремии Вишневецкого считался городок Лубны, стоявший на реке Сула, протекавшей по левому берегу Днепра. Владения князя были настолько обширны, что в них проживало более 220 тысяч человек, что по тем временам составляло примерно четверть населения Левобережной Украины. В центре города высился хорошо укрепленный замок с многими пушками и сильным гарнизоном, а под замком располагалась целая система потайных подземных коммуникаций с глубокими подвалами, тайными ходами и запутанными лабиринтами.

Весной 1648 года на Украине разгорелось восстание Богдана Хмельницкого. В ряде сражений с повстанцами польские войска потерпели поражение, и военные неудачи привели к тому, что Иеремия Вишневецкий вместе со своими полками оказался отрезанным от основных сил поляков, находившихся на западном берегу Днепра.

- Мы почти в ловушке, панове, - мрачно сказал своим офицерам князь Иеремия. - Скоро сюда придет самозваный гетман Хмель!

- Вы не надеетесь на помощь короля? - спросил один из членов собранного Вишневецким военного совета.

- Королю не до нас, - горько усмехнулся магнат. - Лучше рассчитывать на... - он на секунду примолк, а потом закончил: - на собственные силы. Нужно с боями пройти через черниговские леса и припятские болота на соединение с армией коронного гетмана.

- Но это смерти подобно, - зашумели офицеры.

- Смерти подобно ждать восставшее быдло в Лубнах! - отрезал князь. - Собирайтесь в поход, панове. Я дам знак, когда выступать.

Проводив членов совета, он позвал преданного слугу и приказал ему:

- Немедля скачи в Пирятин. Там в предместье найдешь старого Панасюка и привезешь его ко мне.

Утром следующего дня, когда солдаты готовились к скорому походу, слуга привез старого Панасюка - рослого костистого старика с обвислыми прокуренными усами и землистого цвета лицом, на котором словно горели маленькие, хитрые темные глаза, в которых ясно читался недюжинный ум. Одетый во все темное, просто, но добротно, Панасюк предстал перед владетелем Лубен и сдержанно поклонился ему.

- Правда ли говорят, что ты колдун? - сделав знак оставить его наедине со стариком, спросил князь. - Правда ли, что ты знаешься с дьяволом и служишь ему?

- Что угодно вашей милости? - вопросом на вопрос ответил Панасюк. - Зачем пан призвал меня?

- А ты смел, однако, - обходя вокруг него, протянул Вишневецкий. - На короля у меня уже надежды никакой нет, хочу просить помощи у Люцифера, потому тебя и призвал. Можешь свести меня с ним? Если соврешь, посажу на кол!

- Цена будет высока, - тихо ответил старик. - В моих силах, пан князь, только испросить о согласии выполнить ваши желания, не более того. И должен предупредить: платить придется всему роду вашему, отвечая за сговор перед Создателем.

- Это мое дело, - высокомерно бросил Иеремия. - Не надейся только обмануть меня, смерд! Что тебе нужно?

- Прикажи достать черного кота, черную курицу и черного козла, разжечь сильный огонь в камине и ждать полнолуния: оно завтра. А мне пусть дадут еды и вина. Завтра вечером я попробую помочь тебе, князь. Но если ничего не выйдет - не обессудь! А ты пока обдумай свои желания. Не больше трех!

- Всё как в сказке, - усмехнулся Вишневецкий.

- Жизнь - самая страшная сказка, - поклонился старый чародей. - Ты еще убедишься в этом...

К вечеру следующего дня все было сделано, как просил Панасюк. Князь Иеремия заперся с ним в одном из залов замка, куда заранее принесли большую серебряную лохань, черного кота и курицу и привели черного козла, а в камине разожгли сильный огонь.

- Ты призовешь своего хозяина сюда? - усаживаясь в кресло, поинтересовался князь, поглядывая в окно на полную луну, поднявшуюся над замком.

- Как же он сможет прийти сюда? - неподдельно изумился чародей. - У тебя есть костел, здесь крест Господень и Матерь Христова, святой Петр палицу держит, силы небесные, херувимы и серафимы... Нет, мы постараемся малую щелочку отыскать и через нее словно дуновением пошептать и ответ услышать. А про Его появления все лгут люди, только слуги могут среди нас находиться!

При этих словах маг поймал черную курицу и, держа ее за крылья, ловко отрубил неизвестно откуда появившимся в его руке ножом ей голову. Окропил куриной кровью камин, брызнул немного в огонь и, подхватив кота, дал ему лизнуть крови, а потом выжал ее остатки в серебряную лохань. Пока кот облизывался, Панасюк поймал и его, одним ударом ножа вырезал кошачье сердце и тоже бросил в лохань, а сам сел верхом на стоявшего как вкопанный козла, швырнул щепотку серого порошка в огонь камина и что-то забормотал. Огонь вспыхнул зеленоватым пламенем и опал почти до рдеющих углей.

- Обдумал ли ты свои желания? - глухо спросил маг у князя. - Если да, то говори!

- Хочу победы над воинством Хмеля! - сказал Вишневецкий. - Король слаб, поэтому хочу, чтобы корона досталась моему роду: если не мне, то сыну моему, Михаилу! И еще: здесь множество сокровищ. Я не могу везти их с собой. Пусть мой клад останется в неприкосновенности.

- Хорошо, - кивнул чародей и протянул Иеремии свой нож. - Уколи палец и капни кровь в лохань.

Князь послушно выполнил указание Панасюка. Тот забрал у хозяина замка нож и одним махом перерезал козлу горло - темной струей в начищенное серебро ударила кровь, и в ней, словно живое, прыгающими, неровными толчками забилось кошачье сердце, а потом затихло и лопнуло, как надутая жаба. Вишневецкого поразило, что все это происходило в полной тишине. Лишь потом сердито загудел огонь в очаге.

- Все, - маг вытер свой нож об козлиную шкуру и спрятал под жупан. - Тебя услышали. Вели дать мне коня и отпусти: более я тебе не нужен, пан! Делай, что задумал...

Иеремия-Михаил Вишневецкий, как рассказывает легенда, отпустил чародея обратно в Пирятин, и тот ускакал, не дожидаясь утра. Ускакал из Лубен, но в Пирятин не приехал - непонятным образом сгинул где-то по дороге, и больше не было о Панасюке и его коне, данном князем, ни слуху ни духу. Даже костей никто не нашел. Был человек - и не стало, словно ветром унесло...

Но магнату в то время никакого дела до мага не было: Вишневецкий собирал остававшуюся в Лубенском замке немалую часть фамильных сокровищ. Оценить их стоимость историки не берутся - получается слишком фантастическая сумма. По богатствам с Вишневецкими спорили, пожалуй, только знаменитейшие Радзивиллы. Вполне понятно, что такие сокровища взять с собой князь никак не мог. Из исторических документов доподлинно известно, что он спрятал их в подземных галереях и залах своего родового замка в Лубнах: наверняка там, кроме всего прочего, имелись и хитро устроенные тайники. В любом случае князь намеревался довольно скоро вернуться с сильным войском и примерно покарать бунтовщиков.

Вскоре полки Вишневецкого, располагавшего войском не меньше королевского, выступили в поход. Князь ехал в окружении своих офицеров и, оглядываясь на оставленный замок, зло шипел:

- На палю! На кол их!

В родовом гнезде он оставил сильный гарнизон и приказал обороняться в случае нападения до последнего человека! А он не замедлит прийти на помощь.

Однако вернуться в родное гнездо князю так больше никогда и не пришлось - через некоторое время события развернулись таким образом, что Украина вошла в состав России и все земли по левому берегу Днепра отошли под руку Московского государя Алексея Михайловича Романова. Правда, война после этого не затихла, сражения продолжались, и князь Вишневецкий, которому нельзя отказать в личной храбрости и таланте военачальника, все же сумел прорваться к своим и публично поклялся примерно отомстить за позор польской короны.

Неизвестно, вспоминал ли он слова чародея, предупреждавшего о суровой расплате за выполнение сокровенных желаний. Тем не менее в 1651 году состоялось крупное и жесточайшее сражение между войсками восставшего Хмельницкого и солдатами князя Вишневецкого, в котором Иеремия-Михаил одержал полную и безусловную победу, наголову разгромив полки украинских казаков под Берестечком. Это поражение сильно поколебало уверенность в себе Хмельницкого и толкнуло его еще ближе к Москве.

А князь Иеремия вскоре после блестящей победы, за которую его прославляли и превозносили, вдруг... неожиданно и скоропостижно скончался! Смерть его для всех оказалась загадочной и таинственной. Поговаривали даже о злодейском отравлении магната. Незадолго перед этим восставшие подошли к Лубнам, взяли приступом сильно укрепленный замок, разрушили его до основания и долго искали несметные сокровища сказочно богатого Вишневецкого. Но... ничего не нашли! Ни полушки!

Шляхта в это тяжелое для страны время искала себе нового, сильного предводителя - поляки выбирали себе короля и отдали голоса за сына почившего в бозе Иеремии - Михаила Вишневецкого. Тот и стал польским королем, как этого страстно желал отец. Михаил несколько стабилизировал положение, но в 1673 году он тоже внезапно скончался, и вместе с ним навсегда прервалась эта ветвь рода Корибутов-Вишневецких. Другая ветвь рода князей Вишневецких прервалась в 1744 году на князе Михаиле Сервеции, гетмане литовском. Так исполнились все три заветных желания Иеремии, и род его расплатился за их исполнение сполна.

Но вдруг исполнилось не всё и сокровища нашли? Известно, что их искали, и очень настойчиво, шпионы иезуитов. И даже Петр I, посетивший Лубны, с интересом слушал легенду о сокровищах и даже ознакомился с документами, но разбирать завалы не приказал: его одолевали иные заботы.

Местные жители предпринимали неоднократные попытки проникнуть в подземелья разрушенного замка и даже находили старинные монеты, но дальше дело не пошло: добраться до сокровищ никому не удалось.

В 1916 году историк и археолог Игнатий Стеллецкий добился разрешения царского правительства на проведение раскопок в развалинах Лубенского замка. Ему удалось обнаружить выложенный каменными плитами пол и добраться до сильно выгоревшего подземного хода, где нашли множество скелетов - предположительно польских солдат XVII века. Ход выводил в глубокий овраг у реки Сула. Но затем раскопки пришлось прервать - политическая обстановка сильно изменилась. Возобновить работы Стеллецкому удалось только по окончании Гражданской войны, но неожиданно раскопки запретили местные власти, и даже Москва не сумела помочь археологу. С тех пор более никто не тревожил подземелья замка...
 

Владимир ВАЛЕНТИНОВ
Назад к содержанию номера
Copyright © 1997-2004 ЗАО "Виктор Шварц и К"