Как на духу
Вадим АНДРЕЕВ:
«Я - человек не пробивной...»

В творческом багаже актера Вадима Андреева более сорока фильмов: «Женатый холостяк», «Заряженные смертью», сериалы «Некст-3» и «Ундина»... Однако для многих зрителей, особенно старшего поколения, Вадим навсегда останется Петром Гороховым - главным героем из кинокартины «Баламут», простым деревенским пареньком, справедливым и готовым всегда протянуть руку помощи.

- Скажите, Вадим, это случайность, что все ваши герои в основном добрые?

- Никогда об этом не задумывался. Так, наверное, сложилось. Но у меня были и отрицательные герои. В одной из картин я играл просто мерзавца - садиста и убийцу Борга в фильме «Он свое получит» по роману Чейза. Однако фильм пришелся на период распада проката. Да и по ТВ его всего два раза показали. А жаль, потому что лента интересна хотя бы тем, что главную женскую роль исполняла певица Ирина Понаровская.

- Но первый ваш фильм все-таки...

- Да, «Баламут». Невероятное везение для меня - студента третьего курса. Однако об этом фильме у меня тяжелые воспоминания: я был абсолютно беспомощным с профессиональной точки зрения.

- Ну, вы преувеличиваете. Напротив, вы там очень убедительны.

- Конечно, потому что все трудности остались за кадром. Хотя, надо отдать должное, «Баламут» принес мне славу. Я проснулся знаменитым. Что ж удивительного - веселая и добрая картина стала рекордсменом проката, за год собрала 80 миллионов зрителей. Это был дебют Бодрова-старшего...

Кстати, во время съемок я женился. Свадьбу справляли на мой первый гонорар. За роль Горохова мне должны были заплатить 1800 рублей - огромные деньги! Правда, за шесть месяцев. Так вот, получил я 450 рублей. Враз разбогател, потому что жил тогда у моего старенького деда. Его нищенская пенсия шестьдесят рублей плюс моя стипендия - сорок...

- Вот уж, наверно, порадовались, что правильно выбрали профессию!

- Еще бы! Родители к искусству никакого отношения не имели. Как и дедушка. Так получилось, с восьмого класса я занимался в Театре юных москвичей, расположенном на Ленинских горах. Оттуда вышло немало известных актеров. Собственно, родители, когда узнали о моих намерениях относительно сценической карьеры, не верили, что я смогу поступить в творческий вуз. Я и не поступил с первого раза. Папа с мамой предлагали заманчивую альтернативу - иняз, очень престижный факультет переводчиков. Мол, великолепные перспективы, одни поездки за рубеж чего стоят... А я уперся! И пошел работать в Московский театр кукол. Таких, как я, туда много приходило. И брали их с удовольствием. И меня взяли. Монтировщиком декораций. И актером, конечно, но с испытательным сроком. Через четыре месяца я узнал, что режиссер Лиознова во ВГИКе проводит дополнительный набор в свой класс, дерзнул показаться ей и поступил сразу на второй семестр. Если бы не поступил, забрили бы в армию...

- Ну прямо через тернии к звездам! И все это время вы существовали на пенсию дедушки и зарплату монтировщика, которая была, видимо, ненамного больше? Или родители помогали?

- Не имели они такой возможности. Трудно было. Но и другие студенты жили не лучше. О карманных деньгах мы могли только мечтать. Помню, моему сокурснику Славе Баранову родители дали 10 рублей на вожделенные тогда китайские кеды «Два мяча». Эту десятку мы благополучно и легко пропили на ВДНХ. А у меня была голубая мечта - накопить на джинсы, которые можно было купить только у барыг. За 120 - новые и поношенные - за 70. Секонд-хенд! О новых я даже не думал. И все же мы жили весело! Половина стипендии в первый же день оставалась в кафе на ВДНХ - если летом, зимой - в буфете гостиницы «Турист». Предпочтение отдавалось пиву. Пивнушка на ВДНХ носила у студентов название «Парламент». Видимо, потому, что там обсуждались все существующие проблемы. Посещали ее не только студенты, режиссеры, сценаристы, актеры - тоже. Так вот, половину стипендии сразу же тратили на кутеж в «Парламенте», а что будет дальше, мы, конечно, не думали. Спасали отвратительные, но очень дешевые столовые.

- Сосисками питались?

- Сосиски были вкусны, но дороги. Зато хлеб там выставлялся бесплатный и горчица в неограниченных количествах. И чай. Чай две копейки стоил. Так и жили - кусков пятнадцать черного хлеба с горчицей и чай. Разумеется, когда я стал сниматься, полегчало... Теперь вы понимаете, что 450 рублей действительно были богатством?

- А невесту где нашли?

- В пищевом институте.

- И сразу поняли: вот та, которую вы ждали?

- Ну, мы встречались какое-то время, а когда подали заявление в загс, нам еще три месяца дали на размышление.

- Вы считаете, этих трех месяцев достаточно? Говорят ведь, что пуд соли совместно съесть нужно, чтобы человека узнать.

- В прошлом году отпраздновали серебряную свадьбу. Наверно, даже если бы этих трех месяцев не было, все рано поженились бы. Но что-то в этом испытательном сроке есть. Особенно если тебе семнадцать. Как говорится, требовалось разобраться, любовь это или сексуальное влечение. С другой стороны, три месяца все равно очень мало. У меня много друзей, которые уже по пять раз женились.

- Будем считать, что вам повезло. А может, вы просто похожи на своего героя Петра Горохова, поэтому все у вас так складно?

- Нет, совсем не похож. Его пробивных качеств во мне нет совсем. И кстати, многое из-за этого терял. Мне первый секретарь столичного Калининского райкома партии после просмотра «Баламута» и умопомрачительного банкета, устроенного главным инженером Московского ликероводочного завода, разомлев и проникшись, говорил: «Какие проблемы? Нужна квартира?»

- Никаких проблем, - прямо как комсомолец какой-то, ответил я.

- Ты подумай, Вадим, - настаивал секретарь. - Двухкомнатная в центре. Сделаем!

- Да нет, у меня все хорошо...

А жил в хрущобе. И до сих пор в ней живу.

При этом разговоре рядом сидел довольно известный актер, фамилии называть не буду. Он все это услышал и подсуетился:

- А может, мне дадите?

И квартира ему досталась.

- Как же вы сегодня живете? Ведь ваша профессия предполагает постоянное действие локтями...

- У меня нет никаких карьерных амбиций. Я люблю, когда меня снимают. Мне это нравится. Но роли я никогда не выпрашивал. Не умею. Тем не менее в 1993 году я умудрился сняться сразу в четырех картинах. Правда, потом было пять лет молчания. Ни одного звонка с предложениями от режиссеров!

- Совсем без средств остались?

- Почему же? Занимался озвучанием мексиканских сериалов на существовавшем тогда телеканале 2х2. Названия тех сериалов я уже и не помню. Но материально я ничего не проиграл.

- А творчество? Простой не угнетал?

- Угнетал, конечно. Но тогда ведь и не снималось практически ничего. Появлялись какие-то независимые проекты. Однако, посмотрев их, я думал: « И слава богу, что меня там нет. Лучше - озвучка». А пять лет назад Рауф Кубаев стал снимать «Белый танец» и сказал своему помощнику: «У меня есть хорошая роль для актера, который Баламута играл, но я не знаю, жив ли он. Разыщи!» «Белый танец» нахватал массу призов на всяческих фестивалях. На премьере собрался бомонд, включая членов правительства. Ярмольник тогда ко мне подбежал радостный и возбужденный: «Старик, старая гвардия жива! Вот это я понимаю!»

Это была роль второго плана, но очень живая. И я подумал: «Вот! Сейчас начнется!» Но... Телефон опять молчал. И опять я занялся озвучкой.

Знаете, мне повезло с супругой. Если бы не она, не знаю, как бы я пережил эти трудные моменты простоя! Я не хотел кому-то звонить сам, просить. И переживал. Были у меня и истерики... Запои? Нет, но это потому, что я не могу много пить. А ведь иные актеры в таких ситуациях просто погибали. От того же запоя. У меня запоев не было, но стрессы были. Супруга успокаивала: «Ну что ты переживаешь? Ну судьба так складывается. И твое время наступит...» «Когда наступит? - орал я в ответ. - Пять лет не звонили!» - «Позвонят, обязательно позвонят!» И она оказалась права.

- А почему все-таки вы не просили?

- Зачем? Все действительно приходит в свое время. Я ведь теперь и впрямь много снимаюсь.

- Вы уже выполнили все задачи, возложенные на настоящего мужчину?

- Дом пока только строю. Деревьев еще в детстве много посадил. А вот с сыном есть некоторые проблемы, как, наверное, у многих. Видимо, тут доля и моей вины.

- Давайте о веселом. О вашей свадьбе, например. Расскажите, на что вам хватило 450 рублей.

- О! Я купил два обручальных кольца и гэдээровский костюм. И красивые ботинки. На остальные деньги снял зальчик в гостинице «Славянская» на 25 мест. Свадьба получилась веселой, на ней собрались друзья: Леночка Цыплакова, Слава Баранов (помните его фильмы «Клетка для канареек», «Тимур и его команда»), Боря Токарев («Сто дней после детства»)... Мы не могли видеть друг в друге конкурентов. Была ревность, но хорошая, - радовались, если кого-то приглашали на роль.

- А у вашей супруги не возникала ревность к вашей профессии?

- Я никогда ей не говорил пафосных слов «Дорогая, я прежде всего принадлежу профессии!» Для меня семья на первом месте. Скорее у жены могла возникнуть женская ревность: все-таки «Баламут» сделал меня узнаваемым. Однако и тут нам повезло. Помните Колю Денисова, который играл в этом фильме музыканта? Вот по нему девочки сходили с ума. Он работал в ТЮЗе. Я приезжал к нему после спектакля, и мы шли в ресторан ВТО, где у входа его всегда ждала толпа поклонниц. Именно после «Баламута». Меня же узнавали, и всё. Я фанаткам был неинтересен. А вот на Денисова вешались гроздьями. Были, конечно, какие-то телефонные звонки, которые расстраивали супругу своей бесцеремонностью.

- А письма писали?

- Несколько писем я получил. Из Ирландии. Заметьте, еще в советское время. Но «контролирующие органы», кажется, решили, что послание от сумасшедшего не пахнет изменой родине, и письмо мне отдали. Почему «от сумасшедшего»? Писал этот господин печатными буквами. До сих пор для меня загадка, где он умудрился в Ирландии посмотреть «Баламута»? Текст был приблизительно такой: «Я веду переписку со многими известными артистами мира. Хотел бы переписываться и с вами»... Первое письмо я принял за чистую монету, но когда пришло еще пять одинаковых (все в порядке: штамп, марка, конверт - не розыгрыш, точно), понял, что, наверно, у него не все ладно с психикой. Так что в этом отношении своей супруге я неприятностей не доставлял.

- А как она пережила ваш стриптиз в «Баламуте»?

- Как и все, - смеялась. А вот я заболел. Снимались мы на реке Пахре. Течение быстрое. Опустили в воду бочку, водички тепленькой плеснули, чтобы не замерз. Однако - холод, сразу пар пошел. Пришлось лезть в ледяную. Голым! Естественно, стеснялся: все-таки женщин было много и из группы, и из деревни. Но команда «Мотор!» - очень странная команда: как услышишь, все забываешь. Три дубля сняли, плюс по снегу пробежки... Вот и застудил почки. А еще слышал, как тетки мои достоинства обсуждали. Простые тетки, деревенские - лет под пятьдесят. Никаких комплексов.

- А позже не приходилось сниматься в подобных «эротических сценах»?

- Что вы! В советские времена такое не пропустили бы. Как-то с Наташей Вавиловой довелось перед кинокамерой в постели лежать. Так мы по пояс разделись и легли. И вся эротика.

- Простите, но мужчина, раздетый по пояс, - одно, а женщина... Это уже интересно.

- Все интересное осталось под одеялом, которое она натянула до подбородка. Нет, никаких переживаний у меня по этому поводу не было. Да и у супруги. Она у меня мудрый человек, понимает: работа! Все терпит.

- Например, съемки в «Ундине»?

- Ну, ее терпение компенсировано любовью к сериалам. Да я и сам их смотрю. Не свои, правда. А потом, мне кажется, «Ундина» вызывает интерес не только у нее. Пятое место сериал занимает по рейтингу на ТВ. Это о чем-то говорит.

- Наверно, зрителей привлекает хороший подбор актеров: Хмельницкая, Градов, Котенев, Габриэлла Мариани... Да и молодые ребята здорово играют. Будущие звезды!

- Вот тут я готов поспорить. Да, сериал хороший, режиссер замечательный... Но звездой в нашей стране стать невозможно. Что такое звезда? Это Брюс Уиллис, например. Гонорар у него 20 миллионов. Он может сняться в одном фильме, а потом ждать годами. Пока у нас разрушен прокат, о таком мечтать просто не приходится. Да, что-то делается. Но я вряд ли доживу до того момента, когда наши гонорары будут сравнимы с западными. Конечно, я когда-то дострою свой загородный дом, но пока... Если меня зовут на съемки, я не отказываюсь.

- Так что я не услышу от вас напоследок обычной фразы: лучшая моя роль - еще впереди?

- Откровенно говоря, я думаю только о том, чтобы снова не выпасть из обоймы. А когда раздается команда «Мотор!», забываю обо всем! Даже о том, что до сих пор живу в хрущобе.  
 

Беседу вел Дмитрий ДУРОВИН
 
вернуться к рубрикам номера
Copyright © 1997-2005 ЗАО "Виктор Шварц и К"

Rambler's Top100Rambler's Top100