2005

Издательский дом "Виктор Шварц и К*"

НаверхДомойКарта сайта

Частная
жизнь

Женские
дела

Тайная
власть

Зигзаг
удачи

Врачебные
тайны

Очная
ставка

Поле
чудес

Спец
выпуски

Спецвыпуск
"СУПЕРТРИЛЛЕР"

Секреты народных
целителей

Приложение
"Парад-Алле"

Спецвыпуск
"Черный Юмор"


"В городе Н"

Заседание правительства, говорят, на днях было очень секретное.
Одни силовые министры присутствовали и президент. Думали, как с коррупцией бороться. А как с ней бороться, если все нити ведут наверх, в министерства да ведомства, - не знают.
Четыре часа сидели. Уже темнеть стало. И тут у одного силового министра, с советских времен курирующего религиозные организации, родилось предложение к святым отцам за помощью обратиться. Пусть-де они посоветуются там, в своих монастырях, и откомандируют в мир своего самого бескорыстного старца, у которого ни кола ни двора. Оденут его во что попроще - и пусть себе с богом ходит по городам и весям, чтобы простой народ ему мог на зарвавшихся чиновников пожаловаться.
Так и сделали. Подровнял схимонах Николай свою седую бороду, переоделся в одежку послевоенного времени, что большинство пенсионеров нынче донашивает, чтобы не выделяться, - и в путь отправился. Идет, богу молится. А слух о его пришествии на грешную землю впереди него растет да ширится. Чиновному люду покоя не дает: мало ли как дело сложится, вдруг вышестоящее начальство предупредить вовремя не успеет и старец на их подведомственной территории инкогнито явится. Тогда уж точно не сносить им головы.
В городе N даже к бомжам пожилого возраста снисходительней стали относиться: а вдруг это старец Николай замаскированный? Давай потом показания следователю, что ты воровал, да мало. Местные олигархи временно приостановили свой капитал на Запад переправлять, в родные предприятия стали деньги вкладывать, зарплату рабочим до прожиточного уровня подняли.
Народные избранники подарками детские дома завалили, школам стали помогать, малоимущим материальную помощь оказывать. Авось схимонах увидит да на выборах доброе слово перед избирателями замолвит.
Судьи стали честнее, по совести стали судить, особенно лиц без определенного места жительства. Медики лицом к пенсионерам повернулись: температуру там измерить, давление - заходите всегда, пожалуйста.
Коммунальщики с энергетиками свои непонятные реформы стали сворачивать. На всякий случай. Банкиры сначала налог на покупку долларов отменили, а потом и сам доллар стали «мочить» в надежде на отпущение грехов за минувший дефолт. Нормальная жизнь в городе N началась.
Никакой коррупции.
По телевизору на днях даже сюжет прошел, как двух «оборотней» из ГАИ арестовали за взятки при проведении техосмотров.
А еще, говорят, директора департамента скоро уволят. Как раз к визиту старца. Какого именно, пока еще не решили. Но уволят обязательно. Чтобы другим чиновникам государственная служба медом не казалась.



"В дверях"

- Здравствуйте. Вы - слесарь?
- Я киллер.
- А я слесаря вызывал.
- А я - киллер.
- А где же слесарь?
- Откуда мне знать?
- Странно. Присылают кого ни попадя. Ну, входите.
- Зачем?
- Ну, раз пришли...
- Спасибо, я так.
- Что значит «так»?
- Через порог.
- Что вы, через порог нельзя!
- Почему?
- Поссоримся.
- Я что-то не пойму... Вы - Скворцов?
- Скворцов.
- Ну правильно! А я - киллер!
- Да понял, не тупой. Господин Киллер, не в службу, а в дружбу - сбегайте в ДЭЗ, спросите - что они там все, с ума посходили?



Последнее слово

Никто не совершенен - это уже генетиками доказано. А по вашим словам выходит, что я какой-то идеальный. Так не бывает. И у меня полно недостатков.
Совести у меня нет абсолютно, говорю, как родным! Помню, взял я взаймы у Сворыкина ровно на две недели. И что вы думаете? За пять лет ни копейки не отдал, честное слово! Приходил он ко мне недавно, бедствую, говорит, верни хотя бы часть долга. Бывают же такие наивные люди! Я просто рассмеялся ему в глаза, когда он повернулся ко мне спиной!
А уж безнравственный я - это просто кошмар! Если кто из моих сослуживцев в командировку уезжает, я сразу к его жене с утешениями. И никакая мораль меня не остановит, я и слово-то это никак запомнить не могу. Помню, Сворыкин в деревню поехал своих стариков проведать, так я из его постели просто не вылезал. И ничего не поделаешь - в этом я весь!
К тому же я совершенно бессердечен, гадом буду! Погремушку у младенца отниму - и не дрогну. О любом из вас могу такого порассказать - мама родная не узнает. Мне ведь человека охаять ничего не стоит!
Да и вороват я, конечно. Газеты иногда люблю полистать, которые Сворыкин выписывает. Он, наверное, думает, что это почтальон такой читатель. А в прошлом месяце, помню, обобрал на улице пьяного мужика - последние ботинки с него снял и в речке спрятал. Пусть знает, что вид пьяного мне неприятен.
Но самая главная черта моей натуры - это зависть, честное слово! В подъезде со мной все считаются, потому что такой сволочи, как я, вы нигде не найдете. Как-то выхожу из дома, смотрю: новый «Пассат» возле помойки стоит, глаза бы мои на него не смотрели. Ночью не поленился, встал, прокрался во двор - кирпичом ка-ак шарахнул по лобовому стеклу!.. А нечего было машину круче, чем у меня, покупать! Тем более что у меня вообще машины никогда не было. Не мог себе позволить. Потому что я всегда любил пить на последние.
А уж как жены от меня натерпелись! Как же я над ними злодействовал! То за волосы оттаскаю, то кофей на ковер пролью. Они просто тряслись надо мной, слово боялись лишнее вставить. А что? Я же деспот. Могу ведь и на кухне на всю ночь запереть - кастрюли зубной щеткой драить. Что с меня возьмешь - совести ведь ни на копейку... нечего тут стоять с раскрытыми ртами и из пальца высасывать - каким я был душевным человеком. Всё, хватит! Работать надо, бездельники! Похороны окончены - закапывайте!
Так что прощайте все, а тебе, Сворыкин, - до скорого! Ты разве забыл, каким я бываю непредсказуемым? Так что на днях свидимся, гадом буду!



"Возможны варианты"

В жизни и так все непросто, а тут еще, блин, варианты.
Ну, например, приходите вы домой под утро пьяный, с красиво подрисованными губной помадой щеками...
Если совсем не открывают - значит, три варианта: либо всё, что надо, в дверной глазок разглядели, либо звонок отключили, либо квартира чужая и там в четыре утра принципиально все дома.
Если открыли и стоят, загораживая проход, - опять три варианта: либо жалко коврик в прихожей кровищей пачкать, либо сейчас скажут что-нибудь именно в этот момент нужное и дверь захлопнут, либо есть что в шкафу скрывать, поскольку после получки вы обычно так рано не возвращаетесь.
Если впустили в прихожую и дверь за вами захлопнули... правильно, три варианта: или коврика в прихожей не жалко, а жалко соседей криками пугать, или вам заранее верят и еще неизвестно, кто в результате больший идиот, или, как говорится, на ловца и зверь, и живете вы как человек последние минуты.
Если помогают снять пальто, разуться и дойти до ванной - те же самые три штуки: или неохота о чужую помаду руки марать, или, может, просто ведут помыться, или там всё в ванной - и инструменты, и приборы, и звукоизоляция.
Если потом кормят и спать укладывают - значит, всё то же: либо понимают, что пьяный и половины аргументов не почувствует в полную силу, либо - а как иначе в четыре-то часа утра, либо вы погрязаете в проблемы по самое-самое...
Если потом, утром, сами проснетесь, то либо от тяжелого и точного удара по голове, либо от стыда, либо вскоре пожалеете, что проснулись. Выбирайте.

А так же еще множество не менее интересных рубрик в газете.
Покупайте! Читайте! Подписывайтесь!
Copyright © 1997-2005 ЗАО "Виктор Шварц и К"