2005

Издательский дом "Виктор Шварц и К*"

НаверхДомойКарта сайта

Частная
жизнь

Женские
дела

Тайная
власть

Зигзаг
удачи

Врачебные
тайны

Очная
ставка

Поле
чудес

Спец
выпуски

Спецвыпуск
"СУПЕРТРИЛЛЕР"

Секреты народных
целителей

Приложение
"Парад-Алле"

Спецвыпуск
"Черный Юмор"

"Светлая заутреня"
Василий Никифоров

Имя русского писателя Василия Акимовича Никифорова-Волгина мало знакомо сегодняшнему читателю по причине, к несчастью, нередкой в нашем отечестве: 14 декабря 1941 года Василий Акимович был расстрелян за свое творчество в Вятской - тогда уже г.Киров - тюрьме, в возрасте 40 лет, то есть в самый расцвет его писательской деятельности. 
Рассказ «Светлая Заутреня» в первый и в последний раз был опубликован в книге под названием «Земля-именинница», написанной Никифоровым-Волгиным по его детским воспоминаниям.
«Над землей догорала сегодняшняя литургийная песнь: «Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом».
Вечерняя земля затихала. Дома открывали стеклянные дверцы икон. Я спросил отца:
- Это для чего?
- В знак того, что на Пасху двери райские отверзаются!
До начала заутрени мы с отцом хотели выспаться, но не могли. Лежали на постели рядом, и он рассказывал, как ему мальчиком пришлось встречать Пасху в Москве.
- Московская Пасха, сынок, могучая! Кто раз повидал ее, тот до гроба поминать будет. Грохнет это в полночь первый удар колокола с Ивана Великого, так словно небо со звездами упадет на землю! А в колоколе-то, сынок, шесть тысяч пудов, и для раскачивания языка требовалось двенадцать человек! Первый удар подгоняли к бою часов на Спасской башне...



"Голубое сияние"
Мария Игнатова

Мы лежали с ним рядом. В одной палате. В таком возрасте еще не кладут в разные. Ему была одна неделя и два дня, мне - один день. Только вчера меня спустили вниз из родильного. Большая тетка в белом, вовсе не похожая на ангела, трепетно прижимала меня к пышной груди, но думала о другом - о зарплате, своих сорванцах, новом пальто на весну и механически подтирала мои пузырящиеся слюни.
Меня распеленали и сунули в огромный стеклянный аквариум с окошечками, где было тепло и влажно. Как там, внутри у той, что произвела меня на свет. Но здесь я не ощущала связи с Ней. Потом другая, молоденькая, совсем еще девчонка, смеясь, кормила меня из соски сладко пахнущим молоком. Спать, спать, спать...
Но спать мне не дали. Вытащили на жесткий столик и всадили в голову бабочку - тоненькую иголку на пластмассовых крылышках с прозрачной трубочкой, которая сразу же окрасилась моей кровью. Затем меня сунули обратно - больно было не больше мгновения. В это время мы еще не чувствуем боли, как чувствуют ее взрослые. Мы - по-другому: как конец мира, как несправедливость, но не как боль.
Он уже лежал в палате. В таком же аквариуме с электронными панелями, облепленный датчиками, которые, словно паутина, опутывали его. Он был маленький, высохший, с большой головой, громадными голубыми глазами и бессмысленной улыбкой. Не такой, как у других. Она действительно была бессмысленна. Улыбка дурачка-дауна.
Я сердилась, мне было неудобно и не нравились эти руки, мельтешившие вокруг меня и мешавшие спать, спать, спать.
Он же был никакой. Я не чувствовала его. Его кормили, он отрыгивал обратно, его снова кормили, он снова отрыгивал и, наконец, им это надоело. Они засунули ему в улыбающийся рот толстую кишку, влили в нее молоко, вытащили кишку и ушли.



"И грянул гром"
Рей Брэдбери

На стене горели буквы: «А/О САФАРИ ВО ВРЕМЕНИ ОРГАНИЗУЕМ САФАРИ В ЛЮБОЙ ГОД ПРОШЛОГО ВЫ ВЫБИРАЕТЕ ДОБЫЧУ МЫ ДОСТАВЛЯЕМ ВАС НА МЕСТО ВЫ УБИВАЕТЕ ЕЕ»
Экельс судорожно глотнул и медленно поднял руку, в которой держал чек на десять тысяч долларов.
- Вы гарантируете, что я вернусь из сафари живым?
- Мы ничего не гарантируем, - ответил служащий, - кроме динозавров. - Вот мистер Тревис, ваш проводник в Прошлом. Он скажет, где и когда стрелять. Если скажет «не стрелять», значит - не стрелять. Не выполните его распоряжения, по возвращении заплатите штраф - еще десять тысяч, кроме того, ждите неприятностей от правительства.
В дальнем конце огромного помещения конторы Экельс видел нечто причудливое и неопределенное, извивающееся и гудящее, переплетение проводов и стальных кожухов, переливающийся яркий ореол. Гул был такой, словно само Время горело на могучем костре.
- Черт возьми, - выдохнул Экельс, - настоящая Машина времени! Подумать только!..
...Неся ружья в руках, они молча прошли через комнату к Машине.
День - ночь, день - ночь, неделя, месяц, год, десятилетие! 2055 год. 2019, 1999! 1957! Мимо! Машина ревела.
Они надели кислородные шлемы, проверили наушники.
Экельс качался на мягком сиденье - бледный, зубы стиснуты. В машине было еще четверо. Тревис - руководитель сафари, его помощник Лесперанс и два охотника - Биллингс и Кремер.
- Это ружье может убить динозавра? - вымолвили губы Экельса.



"Четвертак для чокнутого Эдди"
Билл Мюррей

Мне часто говорят, что я мог бы зарабатывать куда больше, если бы грабил банки или винные магазины - особенно учитывая тот факт, что я никогда подолгу не задерживаюсь на одном месте. Я и сам все это знаю, только такие вещи не по мне. Все-таки честному вору размахивать пушкой как-то не к лицу, поэтому я предпочитаю действовать старым добрым способом. Единственное мое отличие от большинства коллег заключается в нетрадиционном подходе к делу. А дело в тот раз наклевывалось очень даже недурственное.
Судя по объявлению в бостонской «Ньюс», компании «Дайна корпорейшн», торговавшей электроникой, требовались складские рабочие, и я сразу положил на нее глаз. Располагалась эта самая «Дайна» в старом двенадцатиэтажном доме на окраине.
Заполняя анкету в отделе кадров, я назвался Карлом Шейнером (как всегда, оставив свое настоящее имя, но изменив фамилию) и написал, что десять лет проработал кладовщиком в некой «Хайсаунд стерео компонент компани» в Балтиморе. Разумеется, я выдумал ее сам, но, как правило, кадровики такие сведения не проверяют.
Собеседование проводил толстый напыщенный тип по фамилии Смит. Я ответил на все обычные вопросы и постарался произвести хорошее впечатление - то есть прикинулся исполнительным, но недалеким простачком.
Просмотрев мою анкету, Смит пришел к выводу, что моя кандидатура им подходит.
- Мы производим электронные платы и микросхемы для самого разного оборудования, - начал объяснять он. - Учтите, некоторые из них - уникальные. По размеру они маленькие, но очень сложные и дорогие. В ваши обязанности будет входить регулярная ревизия склада и отправка готовой продукции заказчикам.



"Восковая кукла"
Элен Кинг

Сколько Джон себя помнил, он всегда был неудачником. В конце концов парень даже смирился с этим. Ну, судите сами, разве может человек, родившийся в крохотном городке Англии Гиршере, которого на карте даже с лупой не сыщешь, считать, что ему повезло? А внешность! Все его сверстники уже давно целовались с девчонками, а он даже и на свидании-то был всего один раз. С Бэт Андерсон. Девушка его сама пригласила только для того (как он потом узнал), чтобы отомстить своему дружку, когда они поссорились. А помирившись с возлюбленным, о горе-кавалере и думать забыла. Джон, узнав об этом, даже не обиделся: глядя в зеркало на свои белесые, топорщащиеся во все стороны вихры, торчащие уши и бесцветные глаза под еле заметными бровями, парень прекрасно понимал, что до голливудского красавца он сильно не дотягивает...
Но это еще не все неприятности, которыми злая судьба наградила парня. Его властная мамаша, миссис Роуд, пожалуй, была самой главной проблемой в жизни юноши. Она считала, что раз уж воспитывает сына без отца, то должна держать его даже не в ежовых рукавицах, а в рукавицах из дикобраза. Пока сын ходил в школу, строгая мать постоянно требовала, чтобы он хорошо учился, и нещадно ругала за неуспеваемость. А сын, как нарочно, отметками не блистал. И вот теперь, когда школа осталась позади, миссис Роуд провела заключительную воспитательную беседу:
- Ты плохо учился, никаких экзаменов в университет тебе не выдержать! Но я тебе не дам болтаться без дела и сидеть у меня на шее. Хватит. Пора деньги зарабатывать. - Она набрала в грудь побольше воздуха. - Я договорилась с мистером Корфом. Он берет тебя на работу из уважения к твоему покойному отцу. Будешь служить у него уборщиком по ночам, а заодно сторожить музей.



"Черная пятница проклятия"
Дарья Курганова

Все началось ранним апрельским утром, когда к Галине, садившейся в свой новенький джип, подошла цыганка и сказала, покачивая головой: «Красивая и молодая - а такая порча на тебе!» Галина была некрасивой и немолодой толстухой, в порчи не верила, но тут почему-то испугалась сильно. Накануне она всю ночь рыдала, прикладывала лед к правому боку, который кто-то словно выгрызал изнутри, и жалела, что появилась на этом свете. Вспоминала, как, вернувшись из командировки на день раньше, обнаружила мужа в постели с молодой девицей. Опять какая-то «фря».
Опять, потому что подобная ситуация повторялась в Галининой жизни уже четыре раза - один к одному - на каждый третий год совместной жизни. Однажды после такого сюрприза она даже хотела повеситься, уже стояла на стуле под люстрой с электрическим проводом в руках, да пришел из школы сын, и она опомнилась.
Галина не стала слушать дальше цыганку, вскочила в джип и умчалась. Два раза чуть не вписалась в бок иномарке, потом ее стало трясти, вокруг все плыло. «А вдруг это правда...» - подумала женщина и решила заехать погадать - куда угодно, да вот прямо в ближайший салон магии.
Ворожею звали Душенька.
- Проклятие на вас сильное, - определила она довольно быстро, - оттого и неприятности. Порча тоже есть.
- Погадайте мне на мужа, - попросила Галина Душеньку.
Ворожея зажгла свечи, потом, сделав несколько пассов над колодой, вытащила три карты и положила на столик.
- Он вас не любит, Галина, и скоро уйдет, - безразлично сказала Душенька, постукивая черным лакированным ногтем по карте Таро. Слова ее на мгновение застыли в воздухе и, превратившись в раскаленные угли, обрушились на голову бедной женщины. Она начала хлопать ресницами и часто дышать. Было так плохо, что впору завыть. Она почему-то сразу поверила Душеньке. Может быть, из-за того, что прочитала о ней в рекламном проспекте: «Родилась на Тибете, воспитывалась буддийскими монахами, училась магии у волх-вов. Много лет занимается приворотами, которые действуют навеки...».

 


"Старичок с зонтиком"
Роалд Дал

Вчера вечером, когда мы с мамой были в Лондоне, с нами случилось на редкость занятное происшествие. Кто я такая? Обычная девочка, мне двенадцать лет, а моей маме - тридцать четыре, но по росту я ее уже почти догнала.
Так вот - она возила меня показать зубному. Доктор поставил пломбу очень быстро. Событие это мы решили отпраздновать в ближайшем кафе, где мама заказала мне банановое мороженое, а себе - чашечку кофе. Время пролетело незаметно, и когда мы собрались уходить, было уже около шести.
И что вы думаете? Стоило нам выйти на улицу, как начался дождь! И не просто обыкновенный лондонский дождик, а самый настоящий ливень! А на нас были только легкие пальто и шляпки!
Мама нахмурилась.
- Придется взять такси.
- Может, вернуться и подождать, пока дождь не кончится? - предложила я. (Вы не представляете, как мне хотелось еще мороженого!)
- Даже и не думай, - отрезала мама. - Сразу видно, что дождь зарядил надолго, а нам пора домой.
Некоторое время мы топтались на тротуаре перед кафе. Такси было полно, но среди них, как назло, не попадалось ни одного свободного. 
Мама нетерпеливо притопнула ногой.
- Да, свой лимузин с шофером нам бы сейчас не помешал!
И вот тут-то к нам этот человечек и подошел - маленького роста и очень старый, лет семидесяти, если не больше. Остановившись в паре шагов от нас, он учтиво приподнял шляпу и обратился к маме:
- Прошу прощения, мадам. Надеюсь, я вас не слишком побеспокоил... - У старичка было круглое морщинистое лицо с розовыми щеками, аккуратно подстриженными седыми усиками и кустистыми бровями. В левой руке он держал раскрытый черный зонтик.
- Что вам угодно? - холодно поинтересовалась мама.

 


"Ее звали любовь"
Эд Горман

Он не мог есть, не мог спать. Не мог ни о чем думать. Кроме как о Норе.
Его звали Питер Уайэт, ему было восемнадцать, до начала первого учебного семестра в университете штата оставалось совсем ничего, а с ней он познакомился два с половиной месяца тому назад на вечеринке после выпускной церемонии. Там так крепко набрался, что ей пришлось отвезти его домой в его новеньком автомобиле, который родители подарили ему на окончание школы.
В тот первый вечер у них как-то не сложилось. А может, он был так пьян, что не разглядел, какая она замечательная. С другой стороны, Питер привык, что все девушки маленького городка Айовы висли на нем. Принимал сие как должное. Нора Кейн как-то отличалась от других.
Он не видел ее до той вечеринки, ничего о ней не слышал. Но на следующий день задал много вопросов. Кто-то ему ответил, что она вроде бы из другого маленького городка, расположенного на берегу Миссисипи. А сюда приезжала в гости. Но ничего определенного узнать ему не удалось.
В тот вечер он нашел ее в баре «У Чарли». Она танцевала со здоровяком, в котором Питер узнал одного из игроков футбольной университетской команды.
Ему это не понравилось. Это он сразу заметил и мгновенно осознал, что раньше такого чувства не испытывал. Ревности. Еще не знал, что это ревность, но уже ревновал, потому что она танцевала с другим.
Он наблюдал за ней битый час. Если она и дразнила его, то очень тонко. Она словно действительно не замечала его присутствия. Танцевала и танцевала с футболистом. И завораживала Питера.
Она и ушла с футболистом.
Питер провел бессонную ночь, как выяснилось, первую из многих, а ранним утром отправился на ее поиски. Твердо решил узнать, кто она, где живет, что делает в городе.
Увидел же он Нору во второй половине дня. Девушка сидела у реки, а рядом устроился черный ворон, словно охранял ее персону...

  
А так же еще множество не менее интересных рубрик в газете.
Покупайте! Читайте! Подписывайтесь!
Copyright © 1997-2005 ЗАО "Виктор Шварц и К"