2005

Издательский дом "Виктор Шварц и К*"

НаверхДомойКарта сайта

Частная
жизнь

Женские
дела

Тайная
власть

Зигзаг
удачи

Врачебные
тайны

Очная
ставка

Поле
чудес

Спец
выпуски

Спецвыпуск
"СУПЕРТРИЛЛЕР"

Секреты народных
целителей

Приложение
"Парад-Алле"

Спецвыпуск
"Черный Юмор"

"Отдайте должное дьяволу"
Лоренс Трит

Войдя в свой кабинет в тот знаменательный вторник, доктор Айра Фрост, психиатр, удивился, обнаружив незнакомца, восседавшего за его собственным столом.
- Кто вы? - спросил доктор. - Как вы сюда попали?
Незнакомец поднялся.
- Извините, я не хотел вас пугать. Вы можете звать меня Лю. А как я сюда попал... Я материализовался.
- Я вам не верю, - ответил Айра.
- Хорошо, что вы скажете насчет этого? - Лю поднял руку, и из пальцев выпорхнули языки пламени. Резко запахло серой.
- Лю? - воскликнул Айра. - Так вы - Люцифер!
- Именно так. Но вы что-то побледнели, почему бы вам не присесть, расслабиться. Тогда мы сможем поговорить.
Айра обогнул стол, сел. Сидение было холодным как лед. По телу психиатра пробежала дрожь.
Лю рассмеялся.
- Вы, похоже, уже поняли, что к чему, поэтому мы можем перейти к делу.
- К какому?
- Да перестаньте, доктор Фауст. Вам же ясно...
- Фауст? - прервал его Айра. - Моя фамилия Фрост.
- Сорвалось с языка, доктор, извините, - Лю опустился на кушетку. - Я насчет книги, которую вы пишете, о присутствии дьявола в литературе двадцатого века. Вы упустили главное.
- Это невозможно! Я работал над ней три года, прочитал двести восемьдесят семь книг. Мой анализ не имеет равных.
- Вы представили меня в ложном свете. Вы знаете, в чем мой главный интерес?
- Сеять зло.
- Именно. Зло и моральное разложение. Я покупаю души. Меряюсь умом с людьми, которые попадают в сложную ситуацию и думают, что могут перехитрить меня. Но вы, психиатры, отрицая саму доктрину зла и заменяя ее идеей психического нездоровья, ставите под вопрос само мое существование.
- Это хорошо. Значит, вы - кандидат на вылет.
- Как бы не так. В последнее время обо мне стали подзабывать, потому что я проводил структурную перестройку и компьютизировал свой бизнес. Теперь эта работа завершена, и я могу чаще покидать кабинет. Но, признаюсь честно, то, что я здесь увидел, мне решительно не нравится.
- А в чем проблема?
- Мир стал слишком безликим. К примеру, в девятнадцатом веке именно мне приписывали ответственность за всякие несчастья. Теперь же я вдруг обрел анонимность. А ведь войны, уносящие миллионы жизней, загрязнение окружающей среды, наркотики - это реализуется моя программа. Но люди более не верят в зло. Во всем ищут причинно-следственную связь, хотят все объяснить с научной точки зрения. Люди больше не аморальны, они психически больны. Вот я и подумал, а почему бы мне не пообщаться с психиатром.
- Как я понимаю, вы явились ко мне с предложением, - в голосе Айры не слышалось вопросительных интонаций.
- Естественно. Предлагаю вам обычный обмен. Я даю вам три желания, а взамен получаю вашу душу. По рукам?
- Но... - Айра покачал головой. - Одну минуту. Допустим, вы выполните три моих желания, а на следующий день я умру?
- Я обещаю вам как минимум пятьдесят лет жизни после выполнения вашего последнего желания.
- В полном здравии, - добавил Айра.
- Согласен. Перейдем к техническим аспектам. Свои желания будете озвучивать здесь, в этом кабинете, с разрывом в неделю, в одно и то же время дня. Сейчас час пятьдесят восемь пополудни, и вы можете начать с первого желания.
- Что ж, вы, должно быть, знаете, что моя женитьба на Марго - величайшая ошибка моей жизни, и ее терпеть не могу. Она злобная, сварливая... Я хочу избавиться от нее.
Лю щелкнул пальцами. И на глазах Айры растаял в воздухе, оставив психиатра таращиться в муаровую стену. Таращился он почти две минуты, пока звонок в дверь не возвестил о приходе пациента...
В шесть вечера, после визита последнего клиента, Фрост позвонил домой. Трубку не сняли.
Совпадение, решил он. Марго принимает ванну или работает в саду, но, конечно, будет дома, когда он откроет дверь.
Однако вместо Марго он нашел дома записку: «Айра, я встретила человека, с которым счастлива, и ухожу. Можешь получать развод по причине нарушения мною супружеской верности. Надеюсь, что больше никогда тебя не увижу».
Он долго смотрел на записку. Как это на нее похоже.
Написать - написала, а вот расписаться забыла. Он решил исправить упущение, на случай, если ему действительно придется показывать записку в суде. Расписался внизу, убрал прощальное послание Марго в ящик стола и пошел в ресторан. Неделя была скучной. К тому же Фрост обнаружил, что одиночество ему не в радость. Особенно долго тянулись выходные.
В следующий вторник, около двух, Айра сидел за столом и наблюдал, как знакомая фигура проходит сквозь дверь.
- От меня ушла жена, - без предисловий начал Фрост.
- Ну, теперь-то вы отдали дьяволу должное? - Лю хохотнул, вероятно посчитав, что изрек что-то остроумное. - Готовы высказать второе желание?
- Я думал о нем всю неделю. Я хочу серьезных отношений с очаровательной женщиной. Хочу, чтобы она любила меня. Я хочу, чтобы мы жили, как муж и жена, в гармонии и мире...
- Блондинка или брюнетка?
- Рыженькая, - ответил Айра.
- Как скажете.
Тут зазвонил телефон, и Айра снял трубку. Ему сообщили, что пациент, которого он ждал в два часа, прийти не сможет. К тому времени, когда он положил трубку, Люцифер уже исчез.
А несколькими минутами позже позвонили в дверь. Айра пересек приемную, открыл ее. На пороге стояла женщина, невысокого роста, стройная, с синими глазами. В рыжих кудряшках. Она робко вскинула на него глаза.
- Доктор Фрост? - и замолчала. У нее перехватило дыхание, но во взгляде читалось обожание.
- Я доктор Фрост. Пожалуйста, заходите.
Через несколько минут он узнал, что ее зовут Сара Мауберри, ей тридцать один год, она разведена, никогда не влюблялась и не получала полового удовлетворения.
После того как Айра завел на нее карточку и записал все необходимые данные, он предложил Саре лечь на кушетку и рассказать о себе. Она тут же повиновалась. Слова полились потоком, словно она хотела, чтобы Айра и только Айра узнал о ней все: ее детские проблемы, потом девичьи, потом о неудовлетворенности в семейной жизни.
- Я хочу рассказать вам все. Все, - при этом она очень сексуально повела бедрами, и Айра в очередной раз сказал себе, что ее послала судьба.
То есть дьявол.
- Сара, кто вам меня порекомендовал?
Она замялась с ответом.
- О вас мне рассказали на какой-то вечеринке. А что?
- Ко мне обращаются за помощью, но я не могу припомнить, чтобы кто-то просто пришел, с улицы.
- Я не просто пришла. Я почувствовала, что должна прийти...
- Словно вас притягивала невидимая сила?
Она кивнула. Он поднялся из-за стола, подошел к кушетке.
- Сара, я знаю людей, которые думают, что психиатры злоупотребляют доверием своих пациенток и занимаются с ними любовью, но я не такой. Отнюдь.
Он смотрел в ее глаза и растворялся в них.
- Я думаю, что влюбляюсь в вас.
- А я уже влюблена, - ответила она.
В тот вечер они вместе пообедали, а ночь он провел в ее городской квартире. Приезжал к ней каждый вечер, а в субботу она переехала в его дом в пригороде.
Фрост предупредил ее, что соседи могут осудить их за решение жить вместе, поскольку знают о бывшей жене.
- Это неважно, - засмеялась Сара. - Я тебя люблю, и мне все равно, что будут говорить. Главное, что ты любишь меня и хочешь, чтобы я была рядом.
- Навеки, - ответил он.
Во вторник за завтраком он нежно посмотрел на Сару.
- Ты знаешь, что с нашей первой встречи прошла ровно неделя? Я отменил дневной прием пациентов. Подумал, что мы должны куда-нибудь пойти и отметить это событие. Приезжай ко мне в офис в начале третьего...
Лю появился вовремя.
- Ну, как идут дела?
- Чудесно. Сара - прелесть, трудно поверить, что она так хороша.
- Вы уж поверьте. Сомневаться незачем.
- Но, Лю, все, что случилось, легко объяснимо. Марго покинула меня, потому что ушла к кому-то еще. Сара пришла, потому что нуждалась в помощи.
- Я уже говорил вам, что стараюсь обходиться без чудес. Вы живете в веке науки и техники, вот я и стремлюсь соответствовать веяниям времени. А теперь - ваше третье желание.
- Наверное, оно очевидно. Мне нужны деньги. Но я не жаден и думаю, что двух миллионов долларов вполне хватит. Естественно, свободных от налогообложения.
- Вы их получите, - Лю вздохнул и попятился к стене. - А теперь мне пора. Приятно было с вами познакомиться, и должен сказать, общение с вами доставило мне немало приятных минут. Вами так легко манипулировать.
- Мною? - но вопрос Фрост задавал уже стене.
И продолжал смотреть в стену, когда зазвонил телефон. Айра снял трубку.
- Слушаю.
- Айра, это я, - услышал он голос Сары. - Я еще дома, и у меня буквально раскалывается голова. Наверное, мигрень. Такое со мной случается. Мне так жаль, я хотела, чтобы мы провели вместе вторую половину дня.
- Я тоже. Могу я тебе чем-нибудь помочь?
- Нет, ничем. Мигрень я лечу только одним способом: ложусь в кровать и жду, когда боль пройдет. Пожалуйста, извини меня.
- Скорее поправляйся. Это все, что мне нужно.
Положив трубку на рычаг, он забарабанил пальцами по столу, подумав о том, что следовало попросить у Лю женщину, которая бы никогда не болела. О собственном здоровье он позаботился, даже не потратив на это желание, а вот упомянуть Сару забыл.
Он выпрямился в кресле. Нелепо. Не было никакого дьявола, никакого Лю. Все произошло само собой, самым естественным образом. У Марго был роман, он знал об этом давно. А Сара вошла в его кабинет именно в тот момент, когда они нуждались друг в друге. Все просто, как ясный день, никакого волшебства, если только деньги вдруг не материализуются в его кармане.
Что абсолютно невозможно. И деньги он получит каким-то обычным способом. Или не получит. Что ж, тогда придется довольствоваться тем, что он и так зарабатывал.
Айра решит, что использует высвободившееся время, чтобы привести в порядок документацию, которую запустил за последние две надели. Но первым делом прошел к двери, чтобы взять дневную почту.
Длинный конверт с обратным адресом «Эванс, Бромфилд и Эванс, адвокаты» сразу привлек внимание, и Айра вскрыл его первым. Из письма следовало, что миссис Брэндон, его бывшая пациентка, умерла и оставила ему все свое состояние. Согласно письму, на сумму в два миллиона долларов.
В изумлении разинув рот, Айра перечитал письмо. Он помнил эксцентричную миссис Брэндон, которую лечил пару лет тому назад. И полностью вылечил.
Лю?
Айра с  трудом сдерживал нарастающее волнение. Три желания, и теперь у него было все, о чем мог мечтать мужчина: женщина, которая любила его, куча денег и пятьдесят лет жизни. В голове роились новые идеи, проекты. Он наконец-то понял, что не так с его книгой, и какие надо внести изменения, чтобы издатели выстроились за ней в очередь. Конечно же, она станет бестселлером, а его ждет слава, как литературная, так и профессиональная.
В сильном возбуждении от произошедшего Фрост вернулся домой. Открыл дверь, переступил порог.
- Сара? - позвал он.
- Ее здесь нет, доктор, - ответил мужской голос.
В сумраке холла он увидел двух мужчин в полицейской форме.
- Что случилось? - озабоченно спросил он. - Что не так?
- Не пройдете ли вы с нами в сад? - ответил один из копов.
Айра шагнул к ним. В горле вдруг пересохло, губы напоминали наждачную бумагу.
- Я не понимаю. Чего вы хотите?
- Сейчас увидите, - они взяли его под руки вывели в сад. И там, у стены, Айра увидел частично выкопанное тело Марго.
По его телу пробежала дрожь.
- Я не имею к этому никакого отношения! - воскликнул он. - Я не знаю, кто ее убил. Она уехала и оставила записку. Я могу показать ее вам, она наверху.
- Она уже у нас, - сухо ответил коп. - С подделанной подписью.
Он ахнул.
Из-за спины до него вдруг донеслись раскаты сатанинского хохота.



"Невидимый"
Джефф Джелб

Эвери Паркер стал невидимым. Опять. 
Он заметил это, когда пялился на роскошную девицу, катящую к нему на роликовых коньках. Не в силах оторвать от нее плотоядного взгляда, почувствовал, как зашевелился его «игрунчик». А что он мог с собой поделать: девушке лет девятнадцать, подрезанные шорты выставляют напоказ нижнюю половину аппетитных ягодиц, топик едва прикрывает верхнюю часть стоящих торчком грудок. Легкий ветерок обнажил бы их целиком, но в Венис, штат Калифорния, стоял полный штиль.
Она приближалась, он улыбался ей, а она, само собой, смотрела сквозь него - игнорировала. Обычное дело. Он все чаще сталкивался с подобной реакцией, после того как ему перевалило за сорок. Именно этот рубеж, по его разумению, оказался роковым. Он даже сказал одному из своих знакомых, писателю Сиду Уотерсону: «В сорок лет мужчины становятся невидимыми... во всяком случае, девушкам».
- Может, тебе пора обратить свой взор на женщин постарше, зато с деньгами? - ответил Уотерсон. - Это куда лучше, чем зарабатывать на жизнь! Возьми вот меня, - Сид ткнул себя в грудь. - Я женился на Марианне ради ее денег, и плевать, что она страшненькая. Но можешь представить, как я удивился, обнаружив, что в постели она - тигрица.
Паркера передернуло. Откровенно говоря, он не понимал, почему Уотерсон соглашается на такие мучения ради того, чтобы не зарабатывать на жизнь.
- Говорю тебе, лучше нее у меня никого не было, - продолжал хвалиться Уотерсон. - Могу утверждать, что она - лучшая трахальщица во всем мире.
- Не может она быть лучше девятнадцатилетней.
Уотерсон рассмеялся в ответ.
- Готов спорить, тебе хочется это узнать.
* * *
Паркер не сводил глаз с девушки на роликах. А она не видела, что перед ней кто-то стоит. В самый последний момент он успел отскочить в сторону, но они все же соприкоснулись плечами. Ее бровки удивленно взлетели вверх, и она покатила дальше, потирая плечо, - наверное, подумала, что в нее бросили огрызком яблока...
Шесть недель тому назад Эвери Паркеру исполнилось сорок. К этому рубежу он подошел без жены, которая могла бы отметить его юбилей банкетом, без подруги, которая прислала бы подарок. Успехом у женщин он не пользовался, и так было всегда. Иногда только им интересовались молоденькие девушки, которые ошибочно принимали его замкнутость за уверенность в себе.



"Заклинание Бадди Джонса"
Рич Грей

Одна из самых старых баек, которую во Флориде и по сей день рассказывают чаще всего, - это, конечно, та, что про Бадди Джонсона - охотника на аллигаторов, умевшего ходить по воде аки посуху. Хотя сейчас трудно сказать наверняка, правда это или нет, но каких только чудес на свете не бывает? Возможно, в более цивилизованных краях Бадди стал бы новым Мессией. Однако в таком захолустье, как Паркстон, его эксперименты с прогулками по водной глади вызывали только зависть, страх и лютую ненависть местной деревенщины. Мало того, через какое-то время по городку поползли слухи, что в обмен на свои поразительные способности Бадди продал душу дьяволу! Неудивительно, что его дом трижды поджигали... прежде чем он бесследно исчез. Как в воду канул... 
* * *
- ...в этих чертовых болотах. Да-да, дружок, знающие люди говорят, что именно там он до конца своих дней и скрывался. И хотя с тех пор минуло скоро уж как полвека, но еще и сейчас можно учуять, как гниют его бренные останки, услышать, как дрожат мелкой дрожью и скорбно шелестят листьями деревья, когда его мятежный дух пролетает на этими Богом забытыми водами! - на возвышенной ноте закончил свой рассказ Дядюшка Джо и в очередной раз приложился к бутылке. Его обрюзгшее лицо, освещенное колеблющимся пламенем костра, было необычайно серьезным и торжественным. 
Малыш Джо промолчал, расчесывая искусанную комарами руку. Разумеется, он слышал эту историю уже тысячу и один раз - как, впрочем, и вся местная детвора. Не говоря уже о том, что в Паркстоне не было ни одного ребенка, который бы, рано или поздно свято в нее поверив, не предпринимал самостоятельную попытку «стать как Бадди», вследствие чего ему приходилось возвращаться домой промокшим до нитки.
Дядюшка Джо пошуровал в костре длинной палкой. Оттуда, сопровождаемый треском отсыревшей древесины, взвился сноп искр и, кружась, взмыл в ночное небо. Пламя заплясало с новой силой, отгоняя от костра полчища комаров, и он, вновь поднеся бутылку ко рту, сделал еще один глоток. 



"Благодетель"
Уолтер Уинворд

Сегодня он с трудом сдерживал радость. Собственные ум и ловкость - вот что его так восхищало. Вот он, а вот все остальные - и никто не знает, какая перед ними яркая личность. Когда-нибудь он им все расскажет...
Этим «делом» он занимался ради удовольствия. Где бы это ни происходило - в Сандерленде, Ливерпуле, Саутхэмптоне или Лондоне - он занимался тем, что ему нравилось больше всего на свете. Довольно долго его любимым местом оставался Лондон, но здесь он уже почти год. Три «дела» за год, а к концу этого дня их будет уже четыре. Придется уезжать, хотя и жаль, поскольку Лондон предоставлял ему широкие возможности и полную анонимность.
Толстяк довольно кивнул и зашагал по улице. Несмотря на свои размеры, двигался он легко и быстро, и посторонний вряд ли догадался бы, что эта рыхлая туша обладает недюжинной силой. Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что полнота и дружелюбный вид являются его козырями, и делал на них главную ставку.
Детский дом Святой Марии  находился в самом конце Хай-стрит. Именно туда толстяк и направлялся. Через несколько минут он уже открывал дверь кабинета директора.
- Мой дорогой мистер Рассел! - воскликнул тот. - Как же я рад вас видеть! Когда вы не смогли прийти на прошлой неделе, Дженет ужасно переживала!
- Да я и сам расстроился, - закивал толстяк. - Не за себя, как вы понимаете, а потому, что огорчил ребенка.
- Конечно-конечно, прекрасно понимаю. И поверьте, мне крайне приятно слышать такие слова. - Директор вздохнул. - Наша задача не из легких, и... если бы не ужасная нехватка семейных пар, желающих навещать наших воспитанников, я бы никогда не позволил холостяку... Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?
- Безусловно. Можете не сомневаться, я не сделаю ей ничего дурного.
- Разумеется, мистер Рассел, я знаю. Дженет - одна из самых счастливых наших воспитанниц. После вашего ухода она только о вас и говорит. А потом всю неделю ждет, когда вы снова появитесь. Поверьте, мистер Рассел, знакомство с таким добропорядочным христианином, как вы, - огромная честь для меня.
Рассел с трудом подавил в себе желание расхохотаться. Надо же, христианин! Ну-ну.
Его мысли прервал стук в дверь кабинета.
- Войдите.



"Черная птица смерти"
Элен Кинг

Эта женщина, одетая всегда в коричневое очень поношенное платье, стояла каждый день на одном и том же месте, на углу, где пересекаются Старая улица и переулок Плакучей Ивы, и просила милостыню. Правда, слово «просила» было, пожалуй, не совсем точным. Она позволяла прохожим подавать себе на пропитание - таким независимым, гордым был облик этой высокой и очень стройной нищенки. Деньги в руки женщина никогда не брала: прохожие бросали их в старую мятую шляпу, лежащую тут же на земле.
Кто она и откуда взялась в этом городе, Гриншире, никто не знал, известно было только ее имя: Габриэла. Но каждый проходящий мимо почему-то считал своим долгом бросить мелочь в ее шляпу. Затем все стремились как можно быстрее отойти прочь, не глядя этой странной женщине в лицо. Обидеть ее или обойти милостью - об этом нельзя было даже и думать, поскольку все жители Гриншира знали: с этой особой шутки плохи. 
Слухи о необычных способностях Габриэлы ходили самые разные. Говорили, например, что если не положить в ее шляпу хоть какую-то мелочь, то члены семьи скупердяя внезапно начнут болеть. Еще утверждали, что на человека, не давшего нищенке денег, она может просто посмотреть - и ему грозит чуть ли не сердечный приступ. Поэтому, мол, попрошайка никогда ни на кого и не смотрит, ее голова всегда опущена. Горожанам было даже неизвестно, какого цвета у нее глаза. Все считали, что она, зная страшную силу своего взгляда, специально не поднимает глаз, чтобы не испортить человеку жизнь ни за что ни про что.
Ходили слухи, что однажды она, разозлившись, посмотрела прямо в глаза местному полицейскому Гарри Уоррену, который хотел покончить с нищенством в их городе. Он разогнал всех ее собратьев по профессии и Габриэле тоже раз и навсегда запретил появляться на обычном месте. Вскоре рьяный страж порядка куда-то исчез. Искали его долго, на поиски были брошены самые лучшие полицейские силы, но Уоррена так и не нашли. 
Пожалуй, единственным человеком в городе, который не боялся нищенку и того, что о ней говорили, была молодая женщина - Эмили Стар. Она чрезвычайно гордилась тем, что в отличие от остальных жителей совсем не суеверна. Поэтому Эмили специально, назло всем предрассудкам, проходила рядом с Габриэлой и никогда ничего не опускала в ее знаменитую шляпу. 



"На доброе дело"
Любовь Каштанова

Измученный ломкой, Кирюшин лихорадочно думал об одном: где взять денег на очередную дозу. Внезапно его осенило. В последний раз Славкина мать видела его еще вполне приличным человеком...
* * *
Вот уже несколько лет Анастасия Петровна не выходила на улицу и, естественно, не могла распознать наркомана с первого взгляда. А свою худобу и «интересную» бледность Кирюшин объяснил старой афганской раной.
- Да не во мне дело, матушка... Мы с ребятами решили нашим памятник поставить. Кое-что поднакопили, городская администрация помогла, мало, правда. Ну вот, а теперь матерей подключаем: каждой ведь по сердцу внести свою лепту... Кто сколько может...
Старушка утерла проступившие слезы и вынесла из соседней комнаты обтянутый выцветшим бархатом ларчик:
- Фамильное! Хотела Славиной невесте на свадьбу подарить, да видишь, как вышло... Благослови, Господи, на доброе дело!
* * *
Когда, уже на улице, Кирюшин заглянул в плоский, как книжка, ларец, у него захватило дух. На трясущихся ладонях лежало состояние - золотой военный крест, усыпанный бриллиантами.
В офис к бывшему однокласснику Вовке Бурееву он еле прорвался: охранники, в отличие от больных старушек, отлично разбирались в наркоманах.
- Украл? - спросил Буреев напрямую, едва взглянув на бриллианты.
- Обманул, - честно признался нарк.
- Беру.
- Ты, это, побольше дай, а то сам понимаешь.
- Понимаю, - сказал Буреев и дал много, по Кирюхиным понятиям, а на деле - гроши.
...Той же ночью, в сладком полете, он умер от передозировки героина.
* * *
Буреев, повертев ларчик, решил, что оценить неожиданный подарок судьбы надо у хорошего ювелира. Сунул коробку в стол и заторопился на важную встречу.
А через полчаса, обхамив секретаршу, в его кабинет ворвалась молоденькая, но патологически ревнивая супруга Алиска. Отбив Буреева у сорокалетней дуры Люськи, она теперь постоянно тряслась при мысли, что кто-то проделает с ней тот же фокус...



"Кольцо"
Майкл Мэллори

Мистер Вимарк? - услышал Ричард в трубке телефона мужской голос. - Вы тот самый Ричард Вимарк, который кончил школу Пирса в Санта-Монике в 1969 году?
- Да, - осторожно ответил Рич. 
- Меня зовут Дуг Келлихер, - представился незнакомец. Ричард быстро порылся в памяти, но так и не нашел среди cтарых приятелей по школе людей с таким именем.
- Я нашел ваше классное кольцо, - ну то, что носят в школах. Вот и решил позвонить. Подумал, что вам это будет интересно.
Лишь через несколько секунд, когда до Ричарда Вимарка дошло значение этих слов, он нашел в себе силы уточнить:
- Вы нашли мое классное кольцо?
- Точно, - подтвердил Келлихер. - Понимаете, мы с женой - большие любители подводного плавания. Недавно мы плавали в Пима Коув, и я заметил на дне металлический предмет. Сначала подумал, что это старинная монета, но на берегу мы с женой поняли, что это кольцо кого-то из выпускников школы Пирса 1969 года. Конечно, для носки оно уже не годится, но надпись разобрать еще можно. Вернее, не надпись, а инициалы владельца: Р.В, название школы и год выпуска. Я, как в кино, провел маленькое расследование и выяснил, что только у вас, единственного из выпускников того года, инициалы Р.В.
В гостиную вышла из кухни жена Ричарда Мария. Она наклонилась над его плечом и вопросительно приподняла брови, как бы спрашивая, с кем он разговаривает. 
- Как вы меня нашли?- спросил Вимарк, не обращая на нее внимания.
- По Интернету, - хмыкнул Келлихер. - В этой «паутине», по-моему, можно найти все, что угодно... Давно живете в Аризоне?
- Что?.. - не сразу понял Ричард и посмотрел на свои мигом вспотевшие ладони. - Около восемнадцати лет. Знаете, мистер Келлихер, это все так неожиданно. Честно говоря, я совсем забыл об этом кольце. Столько лет прошло...
Это было чистейшей воды правдой. Ричард Вимарк, конечно, не собирался рассказывать этому типу, сколько лет он старался забыть, как его классное кольцо попало на дно Тихого океана. За долгими годами тревог и страхов последовали не менее долгие годы спокойствия и забытья, которые так неожиданно разрушил этот телефонный звонок.
- Вы меня слышите? - прервал затянувшуюся паузу Дуг Келлихер.
- Да, - встрепенулся Рич. - Пришлите кольцо по почте, и я возмещу вам затраты.
- Какое кольцо?- поинтересовалась шепотом Мария, но Ричард вновь отмахнулся от жены.



"Последний получит всё"
Стив ОКоннел

- Это точно! - убежденно заявил Альберт Флориан. - Кто-то из нас убивает остальных членов клуба.
«Ты прав, - подумал я. - Но кто из вас двоих, помимо меня?»
- Когда мы организовались, - продолжал Альберт, - нас была дюжина. В таком составе мы провели тринадцать встреч подряд. И вдруг за последний год девять наших коллег становятся жертвами несчастных случаев. - Он хмуро оглядел нас с Джеральдом Эвансом. - Это подозрительно.
Как обычно, наша очередная встреча проходила в одном из кабинетов ресторана «Блутов», хотя в нынешнем году - по понятным причинам - мы выбрали самый маленький из них.
- Итак, Карсон, Эбернети и Томпкинс попали в автокатастрофы... - начал перечислять Флориан.
...С первыми двумя разделался я. Их дома стояли на высоких холмах, откуда к шоссе вели подъездные дорожки. Достаточно было ослабить тормозные колодки в их машинах и...
Но тогда кто убрал Томпкинса?
- Фелпс упал с крыши небоскреба...
Знали бы вы, как трудно в современном здании, оборудованном кондиционерами, найти окно, которое бы открывалось! 
- Шеллера ударило током - в ванну упал радиоприемник...
Да, это можно было принять за несчастный случай. Если не знать, что Шеллер предпочитал душ.
- Винтер случайно застрелился, когда чистил пистолет, - Флориан хмыкнул. - И это при том, что он оружия терпеть не мог.
Лично я планировал столкнуть его со скалы неподалеку от его дома.
- Льюис попал под поезд...
Тоже не моих рук дело.
- Найсону на голову упал кирпич, когда он во время вечерней прогулки проходил мимо стройки. И, наконец, Додсуорт упал в озеро с причала возле своего летнего коттеджа.
Именно так я и собрался с ним поступить - он не умел плавать.
Флориан указал на бутылку шампанского в центре стола.
- Судя по всему, это было проделано не ради того, чтобы завладеть этой бутылкой.
Он был прав...

 
А так же еще множество не менее интересных рубрик в газете.
Покупайте! Читайте! Подписывайтесь!
Copyright © 1997-2005 ЗАО "Виктор Шварц и К"