Неужели в самом деле?
Смерть, похожая на сон

Думая над вопросами жизни и смерти, невольно приходишь к мысли, что сон - это маленькая смерть, а смерть - это большой сон. Тогда, может быть, и забытье болезни - своего рода микросмерть - тоже сон, который чем-то отличается как от сна здоровой жизни, так и от сна наступающей смерти? Только вот чем?


Недавно во время беседы с заведующей лабораторией нейрореабилитации Института общей реаниматологии Г.В.Алексеевой (речь шла о процессах, происходящих в мозге человека в состоянии клинической смерти) в ее кабинете раздался звонок. Подняв трубку, Галина Владимировна просияла - спасенная из воды несколько месяцев назад девочка после долгого молчания наконец обрела дар речи...

Почти 20-минутное пребывание под водой (утонула во время купания в пруду) привело, по мнению авторитетных психоневрологов, к необратимым изменениям в коре головного мозга. Родителей уже предупредили о безвозвратной потере у дочери памяти. Однако, к общей радости, маленькая пациентка Алексеевой пришла в себя, вспомнила все и теперь прекрасно разговаривает. А как же «необратимые изменения в мозге»? Произошло чудо?

Чудо исцеления

Есть в лаборатории института и еще более загадочный пациент, точнее, бывший пациент - полковник В.И.Рыкунов. Как считается в медицинских кругах мира, 99 процентов из переживших менингит становятся психически неполноценными. Валерий Иванович, получив осложнение после гриппа, переболел таким менингитом, что ему пришлось ампутировать правую руку. В том, что он в дальнейшем не сможет заниматься интеллектуальным трудом, мало кто из специалистов сомневался. Тем не менее, много раз пережив состояние клинической смерти, полковник после выздоровления не только продолжил работу над научными трудами в области управления, но и стал писать, как считает он сам и его коллеги, на порядок лучше.

Итак, мы не знаем толком, какая связь между мозгом и тем запредельным, что порой открывается человеку. Но может быть, сами картины этого открывающегося пространства приподнимут завесу...

По дороге в госпиталь в машине «скорой помощи» Валерий Иванович впал в беспамятство, в палате находился под общим наркозом, то есть спал глубочайшим сном. Внезапно, как рассказал полковник позже, он увидел себя в каком-то огромном помещении с высоким куполообразным потолком. Ровный свет струился сверху и от стен. Кругом находились мужчины, в основном пожилые, одетые в серую униформу. Валерий Иванович обнаружил, что стоит совершенно голый. Захотелось прикрыться. И тут в голове откуда-то появилась мысль, что можно подойти к видневшемуся впереди «столику» и взять там униформу.

Одевшись, Валерий Иванович огляделся. В зале было еще много таких, как он, - голых людей, стоявших в очереди к столу, где лежали серые костюмы. Вдруг все направились в глубину огромного зала, где возвышалось огромное колесо обозрения. Все уже знали (и Валерий Иванович тоже!), что надо занять место в маленькой открытой кабинке. Рядом с ним опустился на кресло старичок. Расселись все, кто был в зале. Колесо медленно двинулось. Старички переговаривались, шутили. Один из них плюнул вниз, на голову сидевшего в ушедшей вперед кабинке. Тот поднял голову и спокойно предупредил: «На следующем круге я наверху буду - ты думай об этом».

...Уже позже, когда время для Рыкунова потекло по своему нормальному руслу, он узнал, что на «чертовом колесе» он катался, находясь в состоянии клинической смерти, длившемся примерно семь минут. После этого выходы в «клинику» происходили не один раз. Потом был стремительный пролет через ярко-белый тоннель.

Рыкунов уверен, что на колесе обозрения катался в так называемом «фильтрационном пункте» (его термин). Еще не тот свет, но что-то вроде бюро пропусков... туда. Прокатился один круг и назад... в палату, в тело. Другие продолжали кататься...

Изгнанный из ада

А вот еще один рассказ - чувашского крестьянина Л.В.Петрова (в прошлом учителя труда), записанный энтузиастами изучения проблемы жизни после смерти одной из центральных клиник республики. По его словам, почти 30 лет учитель носил этот рассказ в себе, ибо все попытки описать тот странный случай знакомым кончались неудачей. Не потому, что ему никто не верил: стоило начать рассказ, как все вдруг забывалось начисто. Только сейчас автору удалось записать рассказ на магнитную пленку...

«Мне тогда было 37. Лежал на операционном столе из-за аппендикса. Оперировали под наркозом. Вроде заснул, но вдруг вижу: из пупка поднимается нечто в виде человеческой фигуры. Позже понял: наверное, моя душа. А потом в этой фигуре стали слайды проецироваться. Постепенно доходит до меня: а ведь это я свою жизнь вижу в обратном порядке. И вдруг я этой самой душой и оказался, ощутил себя уже в ней. Вижу тело на операционном столе, врачей вокруг, поднимаюсь под потолок. Вода в виде параллелепипеда на столе, а металлической ванночки и хирургических инструментов не видно. И самое интересное, все люди в операционной как будто на месте застыли...

И вдруг... полетел я куда-то вниз. Не помню, откуда пришла информация, но знал, что лечу к центру Земли в плотном черном тоннеле и сам своим фантомным телом дорогу себе освещаю. Гляжу: навстречу кто-то другой летит и также пространство вокруг себя освещает. Интересно и то, что вижу я сразу одновременно и спереди, и сзади - вокруг. Пролетели мы, едва друг друга не задели. Долетел я до центра, и угол полета изменился. Через какое-то время вылетаю из-под земли в Южной Америке. Хочу выбраться на поверхность, а корни растений меня не пускают. Через любую неорганику могу беспрепятственно пролететь, а через биологические тела - никак. Наконец нашел нору червяка и протиснулся сквозь нее. Кругом трава, деревья, земли не видно. На небе светло, но солнца тоже не видно...

Затем меня встречают существа, похожие на ангелов. Полетел в небо к ослепительно сияющему шару, которого я поначалу испугался, но внутренний голос меня успокоил. Шар потемнел, из него появился человек (человек ли?), поздоровался и позвал для меня провожатого. Позже я понял, что это был мой погибший на войне брат. И вот летим над Землей высоко-высоко, так, как будто самолет насквозь пролетели. Причем самого самолета не видно, а сидящих в невидимых креслах людей в два ряда по два видно отчетливо. С большой скоростью пронеслись мы мимо этих живых землян и скоро очутились в каком-то темном помещении, где меня встретили ранее умершие мать, дядя и брат - без улыбок, сдержанно. Стали меня судить за земные грехи, да вдруг решили, что здесь, в аду, мне не место. Отослали меня назад, а перед отправкой успокоили насчет тяжело заболевшей жены: мол, выздоровеет, а сам ты хорошо будешь жить и проживешь до 106 лет. Из ада я полетел еще быстрее и... вернулся в свое тело. Сколько времени прошло - не помню. По словам врача, три с половиной минуты был я на том свете. А показалось, целый день летал туда-сюда... вне тела...»

Все, что предсказали Петрову умершие родственники в аду, сбылось: и жена поправилась, и жить стал хорошо. А до ста или больше лет проживет - там видно будет. Главное - крепко задумался он о жизни и смерти.

Иное понятие счастья

Возникает вопрос: можно ли сказать, что, умирая, мы действительно умираем? Да и что такое это «действительно»?

Многие древние учения и религии, в первую очередь буддизм, учат, что жизнь человека в физическом теле - урок, этап духовного развития. Более молодые ислам и христианство напрямую не говорят о перевоплощении души, но загробную жизнь принимают как реальность. То есть чем дальше в прошлое, тем больше подтверждений главной истины: ВСЕ - ЖИВОЕ, а СМЕРТЬ лишь ПЕРЕХОД одной формы жизни в другую. И то, что африканские дикари смеялись, когда умирали их сородичи, это не результат их неграмотности, а полное единство с природой, настолько полное, что другая реальность воспринимается как продолжение своей.

Ацтеки также приветствовали смерть, считая, что души умерших превращаются в красивых птиц, бабочек или в цветы. На одном из надгробий майя было выбито: «Мы в действительности не умираем. Воскреснув, мы продолжаем жить. Мы просыпаемся, и это делает нас счастливыми».

Но ведь биологически человек не меняется десятки тысяч лет и не утратил тех качеств души, которые позволяют путешествовать сквозь время и пространство. Просто качества эти ослабли за ненадобностью, как слабеют мышцы от неподвижности. И как мобилизует даже слабого экстремальная ситуация, так и клиническая смерть включает «заржавевший механизм» души, и человек, уподобляясь своему древнему нецивилизованному собрату, становится дверью в ИНОБЫТИЕ. Точнее, этой дверью оказывается смерть. Вот почему все народы Земли прошли через шаманизм, построенный на таинстве общения с духами именно через механизм смерти.

Понятно, что, «войдя», человек уже не может остаться таким, каким он был. На обоих очевидцев инобытия, о которых рассказывалось выше, пребывание в энергетическом теле повлияло кардинально, изменило их взгляды на жизнь.

Почитателю К.Маркса, полковнику Рыкунову, материализм теперь кажется примитивным учением, освещающим лишь видимую сторону жизни. До происшедшего он видел за смертью человека лишь окоченевший труп, траурную процессию, свежевырытую могилу, а потом заросший травой холмик, ограду вокруг могилы - то, что для умершего уже не существует, как не существует и его самого. Но нескольких шагов в запредельное оказалось достаточно, чтобы не только понять, но и принять мысль о том, что жизнь вечна, причем не без нас, не вообще, а именно наша, жизнь каждого конкретного человека.

Загадка, ставящая в тупик

Наверное, бесполезно анализировать увиденное теми, кто прошел через клиническую смерть, сравнивать «фильтрационный пункт» с чистилищем, а тоннель - с движением во времени. Разные люди видят разное на тропе иного мира. Об этом же говорится и в «Бардо Тодол», древней тибетской книге мертвых. Хотя и есть во всех подобных рассказах нечто общее, что и попытался обобщить в своей книге «Жизнь после смерти» доктор Раймонд Моуди, но эти обобщения серьезные ученые, как, например, американский психиатр С.Чигпен, считают условными. По их мнению, к уже традиционным деталям (тоннель, встреча с ангелом, наблюдения за своим неподвижным телом с потолка) можно добавлять бесконечное множество других (взвешивание грехов, нахождение в чистилище, пролет сквозь центр Земли и так далее), по которым тоже легко собрать множество свидетельств.

Таким образом, мы снова приходим к тому, с чего начали: картины, открывающиеся человеку в состоянии клинической смерти, зависят от особенностей его внутреннего мира, интеллекта, характера, опыта прожитой жизни, строения мозга. Но даже наш собственный мозг, единственный из всего этого ряда, который наука может «пощупать руками», для нас пока остается загадкой. Если мы думаем не мозгом (а эта идея находит все больше последователей), то для чего тогда мозг? Биокомпьютер, контролирующий все функции организма? Или главное его назначение все-таки в другом - в осуществлении связи между мирами: плотным, материальным и тонким, духовным?! Или, наоборот, только выключение этого аппарата позволяет человеку вступать на тропу в запредельность?

Если же говорить не только о нас самих и феномене нашего внутреннего строения, но и о человечестве в целом, о путях его развития, то соприкосновение с темой запредельного (жизни после смерти) заставляет задуматься о том, КАК МЫ ПОЗНАЕМ МИР. Прежний традиционный подход - это логика, поиск закономерностей, выстраивание логических рядов, составление классификации. Собственно, вся наука до сих пор создавалась именно так.

Многочисленные свидетельства людей в состоянии клинической смерти показывают, что очень многое не укладывается в привычные рамки, что каждая картина - новая вселенная, новый мир, новое ПРОСТРАНСТВО ЧЕЛОВЕКА. Именно так: смерть - это переход из одного пространства жизни в другое. Американские ученые заметили странное сходство между испытавшими клиническую смерть и пережившими тесный контакт с инопланетянами (с обязательной потерей сознания, часто длящимися долгие часы лекциями на темы устройства мироздания). После тех и других случаев у человека резко меняется философия жизни, он начинает в значительной мере иначе относиться к окружающему миру. У людей появляются неизвестные им ранее знания (как будто во время клинической смерти или контакта они побывали в школе), а также и новые, паранормальные способности.

Доктор Кеннет Ринг из США, признанный лидер в этом направлении, считает, что и в случае клинической смерти, и «экспериментов» у инопланетян НАС К ЧЕМУ-ТО ГОТОВЯТ. Нехватка фактов и относительно недолгое время ведения исследований в этом парадоксальном направлении не позволяют пока сделать какие-нибудь определенные выводы. Но Ринг уже осторожно ставит знак равенства между клинической смертью и близкими контактами с пришельцами. Хочется верить, что человек, сбрасывая во время перехода-смерти старую «шкурку», превращается из гусеницы в бабочку, расправляет крылья и воспаряет в высшие тонкие миры. Ведь вся эзотерическая наука тысячи лет убеждает нас, что человечество, совершенствуясь, движется по этому пути. И церковь, в общем-то, по-своему подтверждает высказанную гипотезу: вера, с которой христианин идет по жизни, тоже приводит его в высший духовный мир...  
 

Михаил Бурлешин
Назад к содержанию номера
Copyright © 1997-2005 ЗАО "Виктор Шварц и К"