2006

Издательский дом "Виктор Шварц и К*"

НаверхДомойКарта сайта

Частная
жизнь

Женские
дела

Тайная
власть

Зигзаг
удачи

Врачебные
тайны

Очная
ставка

Поле
чудес

Спец
выпуски

Спецвыпуск
"СУПЕРТРИЛЛЕР"

Секреты народных
целителей

Приложение
"Парад-Алле"

Спецвыпуск
"Черный Юмор"

 

"В стиле фэнтези..."

Если б Сильвестра Сталлоне звали Ленькой Сюсюкиным, то в детстве его бы постоянно дразнили во дворе, называя Сюсюкой. А еще бы его все обижали, и даже девчонки давали бы ему подзатыльники. Тогда бы Ленька затаил на всю жизнь обиду и стал бы заниматься спортом. Бросил бы школу, убежал бы из дома и долгие годы, нередко голодая, отрабатывал бы хуки слева и справа. А потом все равно бы стал Сильвестром Сталлоне.
Если б Шарон Стоун умела и любила выпиливать лобзиком, красить стены и белить потолки, то снималась бы редко, в перерывах между своими любимыми занятиями. Раздетая донага, с рубанком в руке, скачущая на каком-нибудь мужике, вся такая растрепанная, разгоряченная, в спецовке, стружке, краске, известке... Бог его знает, может быть, и стала бы звездой.
Если бы у Синди Кроуфорд руки были такой же длины, как ноги, то зарабатывала бы она гораздо больше, чем теперь. Правда, показывали бы ее не на подиуме, а в другом месте. Но тоже за деньги. Не повезло. Бывает.
Родился бы Шварценеггер в России, говорил бы исключительно по-русски, был бы маленьким и больным. Работал бы на каком-нибудь паршивеньком заводике. Воровал бы никому не нужные детали и продавал бы их за никому не нужные рубли. Пил бы водку, бегал бы по бабам и совершенно не думал бы о том, кем он мог бы стать, если б полжизни угробил на поднятие разных железяк.
Писал бы Стивен Кинг не страшилки, а хорошие умные детские книжки, учащие быть добрым, внимательным и веселым, - был бы популярным, как Сергей Михалков. И тогда его сын когда-нибудь получил бы «Оскара».
Не были бы фокусы Дэвида Копперфилда туфтой, не стал бы он их показывать зрителям. Перетащил бы Эйфелеву башню к своему особняку - и молчок. Прошел бы через стены банка - и никому ни слова.
Если б Пушкин не умел писать, он придумывал бы свои стихи в уме, многое бы забывал, и поэтому никогда бы не стал великим русским поэтом. Значит, чтобы стать великим, нужно лишь научиться писать. Хотя если тренировать память, то можно обойтись и без этого.
Жил бы Айвазовский в пустыне, был бы простым невзрачным бедуином, гонял бы по бескрайним просторам, таскал бы страусиные яйца и страдал бы иногда от жажды. А когда однажды некий путешественник предложил бы ему попробовать порисовать, Айвазовский расхохотался бы ему в лицо, показал бы язык, вскочил бы на верблюда и уехал прочь.
Если в небе просверлить дырку, то весь воздух из атмосферы быстро улетучится. Но если потом поставить заплатку, то все будет в порядке. Правда, если заплатку оторвать, воздух будет улетучиваться еще быстрее, чем раньше. Так быстро, что новую заплатку поставить не успеют. А если и поставят, то плохо и не на дырку.
Если со всей силы треснуть большой дубинкой по Канаде, то в Австралии все попадают, а Японию накроет цунами. А когда все побегут спасать японцев, можно, ради смеха, долбануть и сломать Уральский хребет. Потом, конечно, наложить гипс. Ведь природу надо любить и беречь.
Такое вот кино...



Ночное рандеву

- Ты где был? - строго вопрошаю во сне своего родимого ангела-хранителя, который не являлся уже недели три.
- Пиво пил! - вырывается у нежного туманно-розоватого существа. - Тьфу ты, прости господи! Отпуск, отпуск у меня был, я его с твоим попробовал совместить. Подумал, что у тебя проблем будет куда меньше...
- Да, как же меньше, - завожусь я, - а то смотрю: автобус нужный из-под носа ушел - а они, сам знаешь, как сейчас ходят... То маршрутку полчаса жду, то ночью во дворе окликают - хорошо хоть только закурить просят... Морды знаешь какие! Ладно, Машке звоню - у нее, видишь ли, завтра доклад на кафедре, ночью будет готовиться... У Татьяны - брат двоюродный прилетел из Питера, ночует. Я ей, конечно: «Ага, знаем мы вашего брата!» Такая, блин, обида сразу, три дня не пускала...
- Господи, да я-то тут при чем? - вздыхает ангел-хранитель, которого я при его молчаливом согласии уже пару лет именую Максимычем. - Маршрутками я не ведаю, сам бог им судья, а ба... прости господи, женщины твои тем паче не в моей власти - может, они и вправду были так заняты, что не до тебя...
- Да? До этого твоего... отпуска, между прочим, всем было «до меня», даже Инессу Константиновну сподобился трах...
Ангел густо краснеет и делает протестующий жест крылышком или что там у него.
- Ну прости, прости - сорвал я там все же, как говорится, робкий поцелуй.
Ангел снова медленно розовеет, не поднимая глаз:
- Ну а главное - писалось мне с тобой, помнишь? Плохо ли, хорошо - а в месяц раз или два такое вдохновение накатывало! Ты ж не забывай, Максимыч дорогой, других еще и музы навещают, а у меня ты один, многоцелевой, не в обиду будет сказано! Глядишь, среди поденщины для гонораров этих крошечных - цикл, помнишь, выдал сонетов любовных - самому Петрарке, думаю, в гробу икнулось!..
- Так ты влюбился тогда по-настоящему, с первого, как говорится, взора...
- Взгляда, - поправляю его. - Нет уж, Максимыч, ты не увиливай. Не буду докапываться, как у тебя нынче с луком-стрелами, говорят, за бугром берете, за зелень - но Людмилу тогда точно ты помог обротать!
Ангел снова заливается чуть не до лиловости.
- Об... рот... да как ты можешь так о даме!
- Да ты не въехал - нормальное слово. Оброть - это на лошадок горячих накидывали такую штуку, ну, вроде узды - оттуда и пошло. Ну смирил, покорил ее, что ли, вполне, кстати, невинно... А ты что подумал, бесстыжий! Ну ладно, проехали. Кстати, как там у вас: отпускные получил - может, мы с утра того?.. Или прямо сейчас?
Ангел, все еще не поднимая глаз, уклончиво мямлит:
- Да у нас ведь все не так... Главное - я опять с тобой: хранить, оберегать буду от всякого там... как смогу, конечно... Но ты и сам должен!..
«Ага, убережешь ты меня», - произношу я мысленно, вслух соглашаясь: - Да уж, Максимыч, ты, как поется, не попомни зла, присматривай за мною в оба, а главное, чтобы эти бабен... ой, прости, ну, дамы знакомые, принимали и были всем довольны... Да и писать чтобы, сочинять в смысле - не чушь всякую, что в голову приходит, а чтобы слово мое заветное играло и переливалось доселе невиданным блеском... Чуешь, как заговорил, без тебя такого не было! Так хочется войти в анналы! Да не красней ты - это не то совсем!
- Ну, чего там, буду смотреть, куда я теперь денусь... до следующего отпуска, - умиротворенно бормочет мой ангел-хранитель. И не знаю, как он, а я продолжаю сладко спать, уже без всяких снов...



Колобок (страшилка)

Жили-были старик и старуха. Говорит как-то старик старухе: «Слепи-ка ты, старая, колобок». Пошла старуха в амбар, по сусекам поскребла, муки наскребла да испекла колобок.
Взял его старик, откусил маленький кусочек и выплюнул: «Фу, гадость!» И то правда, откуда хорошему быть, если муку с досок отдирали?
Короче, выкинул старик колобок в окошко, да еще и крикнул вдогон: «Катись-ка ты, Колобок!»
Катится, катится Колобок, и тут, откуда ни возьмись, навстречу ему зайчик. Говорит он Колобку: «Колобок, Колобок, я тебя съем!»
А Колобок ему отвечает: «Ну и ешь себе на здоровье!»
Заяц и проглотил Колобка. Проглотил, отравился и помер. Вот так вот. А Колобок вылез из зайчика и покатился дальше.
Катится он, катится, как вдруг навстречу ему волк. Говорит он Колобку: «Колобок, Колобок, я тебя съем!»
А Колобок ему отвечает: «Нет проблем, приятель!» В смысле, у него нет проблем. Потому что у волка как раз возникла проблема. Он ведь тоже проглотил Колобка, отравился и помер. Это большая проблема для волка.
Выбрался Колобок из волка и покатил дальше, как вдруг навстречу ему - опять старик! Голод-то не тетка. Все равно больше есть нечего. Поэтому говорит он Колобку: «Колобок, Колобок, я тебя съем!»
А Колобок ехидно отвечает: «Кушайте, пожалуйста».
Проглотил старик Колобка - и ничего. Пошел себе домой. Чай не зайчик - человек, причем наш человек, а у нашего человека желудок что хочешь вынесет.
Так и не стало Колобка. А старик до сих пор живет.



Приколы протокола

 «В лифте лежали два трупа с бандитской внешностью, без признаков жизни и других документов опознавательного характера». 

«Банькова состоит на учете в психоневрологическом диспансере с диагнозом: перелом левого плеча».

«Водитель иномарки исчез с места аварии через лобовое стекло, не приходя в сознание».

«За период с декабря по февраль на проходной завода были задержаны трансформатор, две металлические опоры, одна рамная оградка, сварочный аппарат и много других материальных ценностей. Похитителей материальных ценностей задержать не удалось».

Из показаний: «Мы помылись в душе, а потом она сняла с себя все до последней нитки, и мы занялись любовью».

«Проведен обыск, при котором были обнаружены тряпки, на которых обнаружены следы вещества, похожего на наркотик».

 «При приближении дружинников и милиции самогонный аппарат семьи Захаровых был сдан добровольно. Но, как вскоре выяснилось, означенная семья, сдав старый змеевик, держала в подвале аппарат новой конструкции».

Из выступления на суде: «Тогда еще из институтов распределяли выпускников, поэтому нас с женой направили в одно место: далеко-далеко».

«Из-за отсутствия тапочка с левой ноги установить личность преступника не представляется возможности».

«Алиби имеется: в это время совершал кражу автомобиля ИЖ».

«Что же случилось с генами, если Пестов стал двоюродным братом Сулейманова?»

«Зашли за хозяином в квартиру, можно сказать, буквально на плечах».

Определение судебного заседания: «Подсудимый Сигнатулин обвиняется в том, что, являясь шофером Октябрьского РО «Сельхозтехника», находился в командировке в г. Липецке». 

«Было доставлено 20 человек на общую сумму 180 рублей». 

Из показаний в суде: «Я вышла за него замуж только потому, что мне нужны были дрова для печки. Сейчас мне дали благоустроенную квартиру, дрова мне больше не нужны, и я сразу же стала просить участкового выселить мужа».

«Павлов нанес повреждения большому пальцу левой руки...»

«Свободно владеет русским языком. Но очень часто пользуется нецензурными словами».

«После совершения полового акта оторвал карман своей рубашки и вытер им половой член...»

«Нет ли на трупе следов насильственного применения метилового спирта?»

«Мог ли он получить данные повреждения при падении с высоты собственного роста об горизонтальную поверхность?»

«Каков вред причиненного здоровья?»

«На правой щеке - шрам от аппендицита».

«Сам он был вдвоем».
 

А так же еще множество не менее интересных рубрик в газете.
Покупайте! Читайте! Подписывайтесь!
Copyright © 1997-2006 ЗАО "Виктор Шварц и К"