2006

Издательский дом "Виктор Шварц и К*"

НаверхДомойКарта сайта

Частная
жизнь

Женские
дела

Тайная
власть

Зигзаг
удачи

Врачебные
тайны

Очная
ставка

Поле
чудес

Спец
выпуски

Спецвыпуск
"СУПЕРТРИЛЛЕР"

Секреты народных
целителей

Приложение
"Парад-Алле"

Спецвыпуск
"Черный Юмор"

 

Навечно в памяти

Лица артистов, навсегда оставшихся молодыми, встречают теперь зрителей, приходящих в этот цирк, погружая в атмосферу бескорыстного служения искусству, своей Родине. Композиционный центр Стены Памяти - мраморный обелиск, на котором высечены имена мастеров манежа, погибших в Великой Отечественной. А над фотографиями - слова, обращенные к ним, не вернувшимся с войны: 
«Друзья погибшие, давно вас с нами нет. 
Но вечны мир, и жизнь, и цирковой манеж».
Поиск цирковых артистов, не вернувшихся с войны, не прекращается и сегодня. А возглавляет его региональная общественная организация «Общество инвалидов артистов цирка «Милосердие и благотворительность», руководит которой народная артистка СССР Эльвина Подчерникова.
- Совсем недавно мы нашли еще одного человека - Героя Советского Союза Павла Ивановича Домнина, - рассказывает Эльвина Михайловна. - Обнаружили мы его совершенно случайно. Член правления нашего общества Белла Антоновна Дунцева получила письмо, в котором племянница Героя писала о своем дяде - цирковом артисте, награжденном посмертно высоким званием. Родился он в деревне Белка Нижегородской области, где сегодня есть улица имени Павла Домнина. С юности увлекся цирком и выступал в силовом жанре на манежах многих городов.
Имена многих цирковых артистов - героев войны широко известны. Это и один из 28 панфиловцев Иван Шепетков, и джигиты из ансамбля Михаила Туганова, которые в июне 1941 года, сразу же после представления, на своих конях, отправились на фронт и воевали в составе дивизии генерала Доватора. Числится в списках ветеранов и акробат Владимир Довейко, летчик-ас, приводивший в ужас фашистов своим самолетом, на фюзеляже которого был изображен смеющийся клоун. Не забыт и «наш Тёркин», как называли бойцы своего однополчанина, гвардии старшину Николая Шульгина, который в минуты короткого отдыха после боя непременно жонглировал, пел, пародировал - поднимал настроение товарищей перед очередным сражением. Помнят ветераны и эквилибриста Льва Осинского, потерявшего в одном из боев руку, но несмотря ни на что вернувшегося в цирк и создавшего великолепный номер. В первые же дни отправился на фронт воздушный гимнаст Артур Асланян, жокеи из номера А.Александрова-Сержа, многие другие мастера арены.
- Наша экспозиция - это не что-то застывшее, окончательное, - рассказывает Эльвина Подчерникова. - Мы продолжаем работу по поиску артистов, не пришедших с войны, тесно сотрудничаем с Центральным военным архивом, Госфильмофондом.
Сама Эльвина Михайловна тоже может с полным правом назвать себя участницей Великой Отечественной. Война настигла ее в Саратове. В здешнем цирке проходили гастроли, центральным номером был воздушный полет, которым руководил ее отец Михаил Эльворти. Хоть и была она в ту пору маленькой девочкой, сколько вспоминается концертов, в которых принимала участие - в госпиталях, на передовых, в партизанских отрядах.
В 1943 году в Казани 14-летняя Эльвина Подчерникова организовала художественную группу - дети работающих в программе артистов помогали медсестрам в госпиталях, давали импровизированные концерты в палатах, под диктовку раненых бойцов писали письма домой. Однажды даже дала кровь для переливания умирающему солдату. И работа эта продолжалась в каждом городе, куда переезжал цирк. В госпитале Казани вместе со своей ровесницей Валей Лерри показывала акробатический этюд, в Костроме со Стуаром Бирюковым декламировала скетчи и исполняла популярные песни. Потом были Калинин, Ярославль, Горький... И всюду на первом месте - концерты для раненых бойцов в госпиталях.
- Цирковое братство всегда было сильно своей солидарностью, - вспоминает ветеран манежа Подчерникова. - Особенно это проявилось в те страшные годы и в первое послевоенное время. В нашем цирковом коллективе были семьи, чьи мужья, отцы не вернулись с фронта. Осиротела и семья гимнаста Михаила Журавлева. Чтобы как-то помочь оставшимся без кормильца, мы научились крутить самодельные папиросы и набивать их табаком, делали абажуры, даже шили туфли. И все это продавали в антракте. А полученные деньги отдавали семьям погибших фронтовиков...
Одной из первых труппа под руководством Михаила Эльворти въехала в освобожденный Орел. Увиденное тогда сохранилось в памяти навсегда - сожженный город, все кругом заминировано. Но вера в неминуемую победу над врагом вселяла в людей силы, и цирковое представление на пепелищах разрушенного немцами города было еще одним штрихом этого оптимизма.
наступила Победа. С тех пор минуло уже более шести десятилетий, но до сих пор храним мы память о тех, кто отдал свои жизни за освобождение нашей страны и всей Европы от фашистских захватчиков, - говорит Эльвина Михайловна. - Многие из них еще не известны, но мы продолжаем работу по поиску героев. Уверена, что с каждым годом фотографий цирковых артистов на Стене Памяти будет больше.
В майский праздничный день по традиции соберутся ветераны арены в цирке на проспекте Вернадского и будут вновь вспоминать те годы, полные горечи от потерь и радости от долгожданных сводок Совинформбюро. Будут вспоминать свою молодость, которая совпала с лихой годиной в истории страны. И конечно, встретятся ветераны у выставки, посвященной артистам-фронтовикам. Подготовил ее цирковой фотограф Юрий Кузин. А в готовящемся к открытию Центральном доме цирка, где создается музей, главное место займет экспозиция «Цирк на войне», в которую войдут фронтовые фотографии, воспоминания артистов о шефских представлениях на поле боя во время затишья, реликвии мастеров арены - все то, что напоминает о суровом времени, все то, о чем мы не должны забывать.



Русский Самсон в реликвиях

В Музее истории Оренбурга состоялась официальная передача уникальных документов. Из Великобритании их доставили сотрудники оренбургского благотворительного фонда «Евразия».
Имя этого удивительного человека, наверное, многие подзабыли не только в России, но и в его родном городе - Оренбурге. А ведь артист это был легендарный. Цирковая карьера Александра Ивановича Засса - будущего Самсона - началась в 1908 году в городе Оренбурге, в цирке Андржиевского. Здесь молодой человек, которого родители отправили из Саранска в Оренбург учиться на помощника машиниста, придумал и показал свой первый силовой номер. После Первой мировой войны он остался в Европе, где успешно выступал в цирках Италии, Сербии, Швейцарии, Франции. Там он обрел известность и сценический псевдоним Самсон. Засс изобрел «кистевой динамометр Самсона» и считается основоположником системы изометрических упражнений, которые по сей день используются атлетами всего мира. Умер Александр Иванович Засс в 1962 году и похоронен в городке Хокли под Лондоном.
- За пятилетнюю историю фонда «Евразия» этот проект по поиску редких музейных экспонатов - уникальный. Не дождавшись помощи от потенциальных спонсоров - банков и крупнейших компаний, мы обратились за помощью к знакомым оренбуржцам. Именно они из собственного кармана оплатили расходы на экспедицию и доставку в Оренбург реликвий, связанных с Александром Зассом, вошедшим в историю цирка и силовых видов спорта как Русский (или Удивительный) Самсон, - отметил Игорь Храмов, председатель благотворительного фонда «Евразия». - В Хокли мы встретились с людьми, знавшими Александра Засса. В течение недели удалось пообщаться и с учеником Засса Тревором Барнетом и другими людьми, обладающими материалами, связанными с личностью легендарного соотечественника.



Зачем клоунам Шекспир

Лада: Клоунов и сейчас много хороших, но, чтобы стать известным, мало быть талантливым, надо быть еще и раскрученным, как говорят. Никулину всесоюзное имя сделало кино, Попову - детские телевизионные передачи. Енгибарова часто показывали по телевизору. 
Александр: Государство когда-то вкладывало в цирк. Можете себе представить, что, когда у людей потолок в зарплате был 120 рублей, я студийную стипендию в 100 получал. На выездах нам, еще студентам, выдавали в качестве суточных по пятьдесят рублей, и жили мы не в гримерках, а в гостиницах. Сейчас государству не до цирка, бизнесу нашему он тоже не интересен... Ну и, конечно же, среди молодежи интерес к профессии падает. Мы с Ладой заканчивали студию клоунады, существовавшую в Москве при цирковой дирекции. Набор там осуществляется раз в два года. Вместе со мной поступали 150 человек, приняли восемь. С Ладой поступали восемьдесят, взяли девятерых. А сейчас группу не могут набрать. 
Лада: А если и набирают, то в группе в основном девочки. Как сказал Жванецкий: «...и веселить нас в последнее время стали женщины». Что-то мутировало в женском характере. Потому что, конечно же, клоун - в принципе мужская профессия, и раньше такого наплыва женщин не наблюдалось...
- Ну а вы? 
Лада: А я и на арене остаюсь женщиной - кокеткой, модницей, стервой. Женщиной, которой свойственно быть и глупой, и умной одновременно. Я, пользуясь терминологией Феллини, «умная дура», а Шура «глупый дурак».
- Что же привело вас в цирк?
Лада: Ну, у меня все просто. Прадед - известный акробат, был долго инспектором манежа. Сестра работает со львами: тоже не особенно женская профессия. Бабушка, мама, папа - акробаты-эквилибристы...
Александр: У Лады второй дед был клоуном, видимо, от него она и унаследовала склонность к этому жанру. Ну а я приложил к ней руку как режиссер. Хотя образ ее довольно долго трансформировался. Сначала мы наши выходы строили на «корючках», как в цирке говорят, то есть на трюках. Буффонными такими были выходы. И Долли была буффонная: с накладными носом, бюстом, попой. Потом мы все это сняли с нее и сделали красивой. Красивой настолько, что не только мужчины - птицы влюбляются. 
Лада: В Италии дело было, в международной программе. Весна, я в парике ярком, шикарных перьях, а у наших соотечественников номер со страусами. Самец принимает меня за страусиху и втюривается. «Копытом» бьет, стоит мне мимо клетки пройти... А птичка крупная и опасная: лягнет - мало не покажется. 
Александр: И вот работаю я репризу с тарелочками, жду выхода Лады и слышу: зал смеется не там, где нужно. Оборачиваюсь - бежит Лада, а за ней страус, с увеличивающейся скоростью накручивают по манежу!.. Подключаюсь, догоняю птичку, пытаюсь выгнать ее пинками и - не могу! Рвется к моей женщине, скотина! За лапу схватил (не самая большая, к счастью, была) выволок. Хохот страшный стоял... 
- Саша, ну а вас что в клоунаду привело? 
Лада: Увидел уже 28-летним объявление над кассой цирка о наборе в студию, все бросил - театр, декорации, приехал в Москву и поступил.
Александр: Я одессит. В Одессе закончил театрально-художественное училище как декоратор и в тамошнем театре работал, но в цирк ходил на все программы. Ну, с детства просто. У мамы воровал деньги: рубль семьдесят копеек стоила галерка, на остальное, чтобы уже кутнуть окончательно, брал воды и мороженого.
- Но почему именно клоунада? 
Александр: А я по натуре человек веселый. Был, по крайней мере, пока не связался с этим делом профессионально. Когда каждый день по два отделения выкладываешься, сил хохмить не остается. 
Лада: Врет, нагло врет. То есть мы, конечно же, устаем, но с другой стороны... Счастье - это когда хобби совпадает с профессией. У нас совпадает, так что перед вами два счастливых человека.
- От европейской наша клоунада отличается? 
Лада: Очень. В Европе клоуны работают антре. То есть 20-30 минут общаются с публикой - водичкой ее поливают, еще что-то такое. Традиционная буффонада. Наш цирк строился иначе. У нас было много номеров массивных, с огромным количеством железа, которое надо было устанавливать. Те же полеты гимнастов под куполом - масса железа. И понятно, что наши клоуны не могли обойтись двумя или тремя выходами. Коверный клоун - клоун, заполняющий паузы, - родился в советском цирке.
- Вы работали в Японии, Гонконге, Америке, Чили, США, Таиланде, Сингапуре, Италии... Если сравнивать качество цирков мира? 
Александр: Западный сильнее. Сейчас. Программа, в которой мы работаем, - одна из лучших в России. Великолепный аттракцион Корниловой со слонами, превосходные гимнасты. Но таких программ сегодня крайне мало. В целом наш цирк обмельчал. Все делают маленькие номера - собачки, обезьянки... Настоящее шоу теперь у нас редко увидишь. Но его можно увидеть на Западе. Цирк Дю Солей, канадский цирк, считается первым в мире. Но все, что там делают, русские делали еще в сороковые-пятидесятые. Ничего не придумали нового! Нашпиговали техникой наши номера, лазерами, звукоаппаратурой и - все... 
Лада: Больше того, 60 процентов менеджеров цирка Дю Солей - русские. Русские инженеры, хореографы, балетмейстеры... И 80 процентов артистов - тоже русские. Подписывают контракт на два года и создают славу канадскому цирку. Акробаты там наши - у нас школа акробатическая самая сильная в мире. Между тем еще совсем недавно Дю Солей на площадях работал. В четыре года стал суперцирком. Государство вложило деньги - цирк государственный, - и были подготовлены сразу шесть или семь очень сильных спектаклей. 
- В цирке существует артистическая иерархия? Существуют артистическая элита, артисты второго эшелона, третьего? 
Лада: Как и везде. Правда, сейчас это не столь очевидно. Сейчас люди работают по индивидуальным контрактам - никто не знает, кто сколько получает. 
Александр: Сейчас в наибольшей степени зависит все не от статуса номера, а от таланта тех, кто номер выполняет. Люди могут работать в одном и том же жанре, но получать по-разному, иметь разную востребованность. 
Лада: А раньше к элите по определению относились дрессировщики, руководители крупных номеров. Скажем, на Карандаша Михаила Николаевича работал целый коллектив. 
- Среди цирковых детей, что в антракте по опилкам носились, ваши были? 
Лада: Наше дитя носится по Москве. И на днях стало лучшим кларнетистом столицы - победило в конкурсе в номинации от 14 до 19 лет. А ведь ему всего четырнадцать. То есть взрослых парней переиграл! 
- Цирковым, значит, не будет?
Александр: Вообще, у него все задатки циркового, и он с пяти лет в наших спектаклях работал. У нас в основном музыкальная клоунада. Мы ведь не только имеем акробатическую подготовку и жонглируем. Я духовыми владею, у Лады - фоно и аккордеон. 
Лада: В нашей программе сейчас только одна музыкальная репризка с колокольчиками. А есть такая, где мы на хрустальных рюмочках играем. Причем пустых. Обычно в рюмочках вода, от количества которой зависит звук: выше -ниже. Но вода испаряется, и возникают проблемы со звучанием. И надо без конца подливать и настраивать. Мне не хотелось возиться, хотелось, чтобы сами рюмки звучали. И мы взяли аккордеон и пошли в магазин «Хрусталь». И вот представьте - десять утра. У прилавка пара - он с аккордеоном, она с палочкой какой-то, просят: «Нам, пожалуйста, вот эту вот рюмочку, эту и вон... ту. Ля - хорошо. До... Нет, не пойдет. Вон на ту поменяйте». Продавцы смотрят - ну, городские сумасшедшие!
- Кроме неординарных походов по магазинам, чем еще по утрам развлекаетесь?
Лада: Вот сегодня с утра Шура ездил на авиационный завод, смотрел, как делают самолеты.
- Не поняла.
Лада: Программа новая готовится. На авиационную тему. Проект поддерживает Самарский цирк. Шура написал сценарий, будет вместе с Таисией Корниловой ставить спектакль и играть в нем авиаконструктора. Ну а я с утра была в пошивочном цехе - решали, сколько красных плащей для парада шить, сколько желтых. Костюмы по эскизам опять же Шуры, потому что он в новом представлении еще и как художник работает.
В четыре у нас начинается дневное представление, в одиннадцать заканчивается вечернее. Плюс репетиции... Так что все как положено - сумасшедший дом.
- Но книжки, смотрю, читать успеваете?
Лада: Тут к нам опять же журналистка приходила. Но уже такая, с ногами, которые начинаются там, где заканчиваются зубы. Увидела на столике гримировальном Шекспира, спрашивает: «Это еще вам зачем?» - «Да, - говорю, - под ножку стола подкладываю, чтоб не шатался».
Александр: Никулин как-то ненароком подслушал разговор двух женщин. Одна у другой, той, что в цирке работала, спрашивает: «Мань, а сколько клоуны получают?» - «Да, какие, - отвечает, - получки? Они ж дураки - их покормят и выпускают». 



Десять поколений династий Робертсов

Бобби Робертс-старший (1912-1999), основатель цирка в его современной форме, был вторым сыном знаменитого немецкого клоуна и акробата Пауля Отто, женившегося на Мэри Фоссет, сестре известного английского циркового предпринимателя сэра Роберта Фоссета. Звучный цирковой псевдоним «Робертс» Бобби взял значительно позднее, когда сам стал владельцем шапито. Вот таким образом и возникла мало-помалу славная цирковая династия, в которой сегодня уже десять поколений: Отто - Фоссет - Робертс.
Папаша Бобби Робертс - истинный патриарх британского цирка, почетный президент Ассоциации владельцев цирковых заведений Великобритании и лауреат всех возможных призов и наград. Он был прекрасным дрессировщиком и создателем своей собственной школы дрессуры, из которой вышли многие замечательные мастера, работавшие впоследствии во многих цирках Манчестера, Глазго и Шеффилда.
Выходцы из этой школы были украшением цирковых шоу и представлений Европы: в цирках Белли-Луи и Альтенберга в Дании и Швеции, на манежах Берни и Лоу в Норвегии, в цирках де Йонга, Семе и Ван-Бевера в Бельгии, на аренах Франции и Германии...
Бобби Отто, Робертс-старший, родился в 1912 году, его брат Томми - двумя годами позже. Братья были неразлучны всю жизнь, может быть, потому, что ими владела одна и та же страсть - цирк. Смерть Томми в 1996 году положила конец, вероятно, самому успешному и самому длительному братскому предприятию в цирковом мире. Именно братскому, а не семейному, которое, по сути, уже традиционно.
Слонами братья стали заниматься после войны. В 1946 году в Фолкирке (Шотландия) состоялось первое представление программы под экзотическим названием «Братья Отто: тропический цирк Мадраса», в котором приняла участие слониха Махарани. Ей было 23 года, и до этого она выступала с цирком «Дадли Зоо». 23 года для слона - это самый расцвет, так как живут африканские слоны 70-80 лет. Весила она более пяти тонн, по железной дороге перевозить таких крупных животных в послевоенные времена было запрещено, и для транспортировки слонихи по юго-западной Англии была сооружена специальная повозка, которую тянула четверка лошадей. 
Однажды по дороге в Эксетер Махарани неловко повернулась в своем сарае на колесах, и вся большая и нелепая колесница развалилась на глазах. Пришлось идти пешком и на два дня переносить начало представления. В результате один брат горевал со слонихой на дороге, а другой посылал из Эксетера во все стороны телегаммы: «Томми, где ты, отзовись». А Махарани чувствовала себя превосходно. Тогда братья еще не знали, что слоны в поисках пищи совершают огромные переходы - до 100 км в сутки. Они могут свободно двигаться в чащах и по болотам, легко взбираются на крутые горные склоны и прекрасно плавают. Томми впоследствии часто вспоминал эту картину: под мелким осенним дождичком шествовала африканская слониха, гордо и безучастно взирая на скудный девонширский пейзаж, так не вязавшийся с ее высоким положением «супруги раджи»: так переводится с хинди имя Махарани.
А их зверинец все рос и рос. Было время, когда у Робертса было 17 слонов, выступавших на всех престижных представлениях Британии и во многих ведущих цирках Европы. К концу 1947 года братья могли уже похвалиться львами, индийскими и африканскими обезьянами, перуанскими ламами, гималайскими медведями и бурчелловыми зебрами. Была смеющаяся гиена и даже гигантская крыса, которая вызывала у всех недоумение своими размерами: вроде бы крыса, но они ведь такими большими не бывают.
В 1950 году, когда группу тигров и львов дрессировал тогда еще начинающий Карл Фишер, ставший звездой манежа значительно позже, с ним случилась беда: один из хищников прыгнул ему на спину. И только хладнокровие братьев и их завидное мужество позволили избежать кровавой драмы. Братья частенько сами вели программу - выступали в роли шпрехшталмейстеров. Бобби и Томми тотчас же прыгнули в клетку, причем Бобби, всегда мгновенно реагировавший на ситуацию, успел еще выхватить бутылку шампанского у клоуна, готовившегося к следующему антре. Хлопок вылетевшей пробки и шипучий пенный напиток заставили хищника трусливо убежать в угол. Совместными усилиями вытащили довольно грузного дрессировщика - в то время как униформисты струями из брандспойтов отгоняли напавшего зверя и его лохматых коллег. Обошлось.
Увы, не все подобные происшествия заканчивались так счастливо. В феврале 1955 году случилась трагедия: они рискнули взять на пробные выступления молодого французского дрессировщика Рене Рюэлло, и на представлении в Поулбруке он вошел в клетку со львами, которые еще не совсем к нему привыкли, да и были в этот день в крайне раздраженном состоянии. Человек не сумел взять верного тона в обращении со свирепыми кошками и тотчас поплатился за это. В этот раз помешать нападению зверей никто не смог. Молодой дрессировщик погиб.
В 1941 году Бобби Робертс женился на Китти Медник, участнице известного в то время циркового музыкального ревю «Волшебник Майкл и сестры Норманн». Придя в новый цирк, Китти пристрастилась к работе с животными - дрессуре собак всех видов, пород и возрастов.
етей, которые появились в браке, конечно, назвали Бобби и Томми. А дочери дали имя Морин. Все они приобрели цирковые профессии и нашли себе супругов из этого же мира, а их дети, следуя укоренившейся традиции, также пошли по стопам родителей.
Сын-первенец вошел в историю британского цирка как Бобби Робертс-младший. Впервые он ступил на покрытое опилками кольцо манежа четырехлетним карапузом - подавал реквизит своему знаменитому дяде - клоуну Жако. Каких только цирковых специальностей Бобби-младший не перепробовал впоследствии: был и сольным жонглером, и участником акробатического вольтижа, выступал с трюками на низком и высоком канатах, в ковбойских номерах со стрельбой и дикой скачкой. Но в конце концов он стал дрессировщиком слонов.
В послужном списке этого артиста - неоднократные выступления перед королевской семьей, участие в съемках фильма о докторе Дулиттле и его зверях, выгодные контракты с Би-би-си и телевизионной компанией Йоркшира. Но когда четыре года назад умерла его любимая слониха Джейни, 45 лет трудившаяся с ним на арене, его сутки не могли оттащить от животного. Такая личная драма объяснялась тем, что Бобби рос вместе со слонихой, вместе они постигали азы циркового искусства и превращались в зрелых, а потом и чтимых всем светом мастеров. Смерть любимого животного так подействовала на мэтра, что с тех пор он совсем перестал выходить на манеж...
Жену себе Робертс-младший нашел в цирке Глазго «Кельвин-Холл». Ее звали Мойра, и она участвовала в семейном цирковом номере «Виртуозы стрельбы из лука и арбалета». После свадьбы в 1965 году невеста в качестве приданого принесла в цирк Робертсов свое искусство сверхметкой стрельбы.
Цирковой стала и их дочь Китти. До того как она нашла свое настоящее призвание, выступала на манеже во многих амплуа: эквилибристика, воздушная гимнастика, акробатика. Но гены взяли свое - Китти, как когда-то и ее бабушка-тезка, увлеклась собаками. У публики большим успехом и сейчас пользуется ее веселое и забавное шоу «Пудель-ревю».
Иштван, муж Китти, - из знаменитой фамилии венгерских цирковых артистов Салаи. Школу циркового искусства он прошел в Венгерском государственном цирке. Будучи универсалом, он может в случае нужды заменить многих артистов. Но в последние годы Иштван все более занимается организационно-административной работой и, по-видимому, когда-нибудь сменит Бобби Робертса-младшего на посту руководителя бизнеса...
Вот такая выстроилась династическая цепочка. Последняя из этой вереницы рода Робертсов - дочка Китти и Иштвана девятилетняя Саммер. Первые шаги на манеже - причем в буквальном смысле - она сделала, когда ей исполнился годик. В честь дня рождения, к полному восторгу публики и к большому удовольствию родителей, Саммер вывели на сияющую в огне софитов, усыпанную опилками арену цирка и здесь приобщили к этому древнему и вечно юному искусству.
Сейчас, конечно, трудно сказать, что изберет девочка в качестве основной цирковой профессии, но сегодня она уже занята во многих номерах программы - благодаря гибкости, жизнерадостности, смышлености. Она по-детски смешлива и непоседлива, любит быстрыми и ловкими движениями подавать реквизит, подносить ленты, обручи, кольца. Девочка, конечно, пока мала ростом, но одно можно сказать наверняка: она великолепно ориентируется на манеже, уже профессионально координирует свои движения и никогда не путается под ногами. Саммер знает: цирк - место повышенной опасности, где совершенно необходимы строжайшая дисциплина, внимательность и быстрая реакция. А эти качества у нее, можно сказать, наследственные.


Укротитель диаболо

У тебя есть двадцать секунд, - едва сдерживая волнение, шептал на ухо перед выходом на арену его ближайший друг и коллега. - Но главное - не волнуйся. Если через двадцать секунд не будет аплодисментов, берем билет и возвращаемся в Москву...
Так началось первое зарубежное выступление Антона в Гонконге. В стране, где работают самые лучшие жонглеры с диаболо - особой катушкой, - потому что именно здесь этот жанр возродился на манеже после долгого забвения. И вот именно здесь, после тех, самых напряженных, первых секунд зал встретил номер Тарбеева на ура. Волнения оказались напрасными, хотя до этого мало кто верил, что европеец может работать так же, как китаец.
Почему же его, обычного московского мальчишку, увлекла такая, казалось бы, незатейливая вещь, как диаболо?
- Вы заметили, что почти все номера разных жонглеров, связанные с этим цирковым атрибутом, называются «Игра с диаболо»? - просвещает меня Антон. - Вот это меня и увлекло. Простое в сложном, сложное в простом. Казалось бы, какую игру можно придумать с катушками? Ну покатал по полу к сидящему напротив приятелю, вот, наверное, и все. Но оказалось, что если катушка сделана как два соединенных конуса и если этот предмет зацепить веревочкой, подобной детской скакалке, а потом начать раскручивать, то в руках у вас окажется вращающийся волчок. И вот тут-то начинается игра по-серьезному. Тут ты становишься прямо-таки дрессировщиком капризного, пытающегося улизнуть от тебя предмета. Неслучайно, когда в Японии в 1825 году впервые появилась эта игра с волчками, ее назвали «Японский дьявол». Но потом она почему-то вышла из моды и вновь возродилась уже в Китае в начале двадцатого века...
Антон Тарбеев, хоть и вырос в семье, где мама была первоклассной акробаткой-«каучук», а папа - комическим акробатом, детство провел не типичное для циркового мира. До восьмого класса место учебы не менял. Бабушка водила его всегда в одну школу, и родители радовались, что он не пойдет по их стопам и не превратит свою жизнь в сплошные скитания. Надежда на это укреплялась увлечением Антона картингом. Он активно участвовал во многих соревнованиях и даже стал чемпионом Москвы в своем возрасте. Занимался в спортивных секциях, в частности, успешно играл в хоккей. Ну а после школы собирался поступать в автомеханический техникум.
Но вдруг на фоне этого ясного пути взыграли гены. «Буду поступать только в цирковое училище, и никуда больше», - заявил юноша родителям. Расстроенный папа пошел к знакомым артистам и педагогам с непривычной для них просьбой: «Завалите сына на экзамене». Но ничего не вышло. Парень настолько серьезно и убедительно продемонстрировал свои способности, что был принят в ГУЦЭИ, где с усердием стал осваивать гимнастику, акробатику, жонглирование и эквилибристику.
К третьему курсу Антон серьезно занялся жонглированием. Поначалу ему это понравилось. Ведь чего только не выбирают жонглеры, чтобы показать свое мастерство! Мячики, булавы, кольца, тарелки, бокалы, горящие факелы, бумеранги и множество других предметов. Они послушно взлетают вверх, иногда к самому куполу цирка, образуя то фонтан, то парный полет, то сплошной круговорот непредсказуемых траекторий. Все это он делал легко, играючи, с постоянной улыбкой «дрессировщика предметов». А иначе, наверное, и не могло быть. Ведь жонглер в переводе с французского - это шутник, забавник, остряк...
Но потом вдруг интерес стал гаснуть. Все это уже было на манеже. Ничего нового и не придумаешь. К счастью, помог случай. Отдыхая с друзьями на скамеечке в парке, засмотрелся, как малыш развлекался, раскручивая сверкающий волчок. «А ведь в этом есть неплохая зрелищность, - подумал тогда Антон. - Настоящий аттракцион, увлекающий вращением, цветными переливами, бегом на плоскости. А если еще добавить музыки? Но как заставить их летать?»
Ответ на вопросы подсказал отец: диаболо. И он рассказал, как китайские артисты подбрасывают сильно раскрученные волчки-катушки вверх одну за другой, как перебрасывают их друг другу, как ловят на длинный шнур, натянутый горизонтально через манеж, заставляют катушку прыгать по шнуру.
Но будет ли это интересно нашему зрителю? И тогда студент Тарбеев добился разрешения выступить в московском цирке-шапито. Посмотрев номер, разрешили в порядке исключения: в цирке всегда есть неравнодушные, рисковые люди. А так как это был своего рода эксперимент, все выступления были бесплатными, хотя «Игра с диаболо» понравилась, и Антон проработал все лето.
После успеха в Гонконге, с которого мы начали рассказ, постепенно пришло признание и известность не только у нас в стране, но и в Европе, в Индии, в Японии. По окончании режиссерского факультета ГИТИСа Антон начал создавать свои программы. И так уж получилось, что с зарубежных гастролей он приезжает только зимой. А дома в создании новых номеров, улучшении старых, как говорится, и стены помогают. Только вот потолки в квартире низкие, так что приходится репетировать, стоя на коленях.
Теперь он делает то, что не могут даже китайцы. Тарбеев работает сразу с тремя катушками. Более того, он «дрессирует» диаболо, раскатывая по арене на высоком моноцикле. А другая новинка родилась совершенно неожиданно. Работая в Сингапуре, Антон подбросил катушку, и она не вернулась. Застряла в конструкциях прямо под куполом. Публика пришла в восторг, решив, что так и задумано. Следующий раз Тарбеев уже специально забрасывал туда диаболо...
Любители цирка, наверное, помнят замечательное выступление на саратовском фестивале одного из мировых лидеров в игре с диаболо - француза Мартина Молла. Так вот, когда недавно Молл и Тарбеев просматривались одновременно для выступлений во французском цирке «Кинос», в программу взяли нашего артиста.
А в своих выступлениях он теперь на манеже не один. Рядом - молодая супруга. Она тоже из цирковой семьи. Папа Кати Маркевич был родоначальником и изобретателем высокого циркового велосипеда. Ну а его дочка вместе с мужем подкидывает к куполу веселые и дьявольски непростые катушки.



Звери Владимира Дурова

Известный американский художник Дисней, прежде чем приступить к созданию прославившего его на весь мир мультипликационного фильма «Бэмби», собрал у себя, говорят, целый зверинец будущих его «героев». И, внимательно присматриваясь к каждому зверю, к каждой птице, мысленно задавал им один и тот же пытливый вопрос: «Что ты можешь? А ты что можешь?»
Так он узнал, что предводитель стада - старый могучий олень - выступает необыкновенно торжественно и царственно носит свою небольшую голову, украшенную тяжелыми рогами.
Что всеми презираемая американская вонючка (хорек) с черно-белым хвостом прекрасна в траве, как цветок.
Что длинный хвост фазанки отлично может служить кровлей от дождя бегущим за матерью крошечным фазаняткам.
Что кролик Сандер благодаря своим мягким лапкам может проделывать на катке любые замысловатые фигуры, а олененок Бэмби неспособен ходить по катку: копытца его разъезжаются, и он растягивается на льду.
Всеми этими знаниями художник воспользовался в своих рисунках - и фильм у него получился замечательный.
Такой же, если можно так назвать, созерцательно-инкубационный период есть и в творчестве Владимира Григорьевича. Прежде чем приступить к построению какого-нибудь номера, он долго и внимательно изучает животное, его характер: «Что ты можешь?» и «Что ты любишь?» Для «доброго дрессировщика» мало знать, выражаясь языком науки, «видовой стандарт поведения для данного индивидуума». Чтобы управлять животным, необходимо изучить также особенности его характера, отступления от стандарта в его поведении.
Всем известно, что зайцы «трусы». Известно также, что, попав на иждивение к добрым людям, они быстро наглеют и по ночам не дают хозяевам спать: барабанят передними ножками обо что попало. У всех у них «талант барабанщика», и обучить их этому ремеслу очень просто.
Однажды добрые люди подарили Владимиру Григорьевичу самого обыкновенного русака. Характер у него оказался тишайший. Он, правда, грыз в комнате все, что попадалось; обожал печенье, но барабанить - никак не барабанил, даже за печенье. Скоро стал совсем каким-то вялым; зад у него обвис. Что с ним делать? К работе явно не пригоден. Конечно, по старинной поговорке,- если зайца долго бить, он спички станет зажигать и на рояле играть. Но к таким методам Владимир Григорьевич никогда не прибегает. Куда ж девать зайчишку? В зверинец отдать - жалко. Решено было: выпустить на волю - пусть живет, как сам знает.
Как раз цирк переезжал в другой город. На одной из лесных станций Владимир Григорьевич пустил вислозадого лентяя на травку. Заяц привстал на дыбашки, увидел вблизи лес... да как поддаст ногами - скок! Откуда и прыть взялась! Такого задал стрекача - исчез в одно мгновение! Перехитрил Дурова: просто оказался притворяшкой! Не желал работать в цирке. Ну и пускай живет в лесу, - там ему лучше.
Веселые искорки прыгают в глазах Владимира Григорьевича, когда он рассказывает об этом. Но вот речь заходит о слоне Максе, о его необыкновенной привязанности к верблюдихе Екатерине, - и взор Дурова затуманивается. Когда-то эта великанская пара исполняла неуклюжий танец: Макс брал Екатерину за тонкий хвостик - и они кружились под звуки медленного вальса.
Но вот Екатерина заболела - тяжело, мучительно... Слон не отходил от «постели» больной. Она уже не могла ходить. А цирку надо было переезжать. Слон не шел садиться в вагон. Пришлось сделать для Екатерины тележку. Но воспользоваться тележкой не удалось, слон не позволял трогать верблюдиху. Трудно было уговорить слона выйти на арену. А если во время номера больная застонет у себя в конюшне, - чуткий слон бросает хозяина и бежит с арены, все сокрушая на своем пути. Чтобы увести его от умирающей, пришлось обманом завлечь его на двор, приковать к машине... Так железными цепями разорвали могучую дружбу двух животных. Что поделаешь.
применяя насилие, животное ничему обучить нельзя, нельзя создать у него крепких навыков. Стоит только насильно заставлять его что-нибудь делать, - в нем сейчас же возникает бунтарское чувство сопротивления. Лишь глядя любимому человеку в глаза, угадывая малейшее его желание, зверь весь отдается желанию сделать так, как хочет того хозяин.
И каким мягким, ласковым огнем зажигаются глаза Владимира Григорьевича, когда он начинает рассказывать о своей удивительной дружбе со многими зверями и птицами, об интересных номерах, которые они исполняют в охотку, по собственной воле и для его удовольствия.
Дуровский слон Рези, радуясь приходу хозяина, шумно дует в хобот. Однажды повесили в его помещении колокол, чтобы он мог звонить, когда хочет видеть хозяина. Пришлось снять: слон звонил беспрерывно.
Маленьких животных, с которыми работает, Дуров обычно помещает у себя дома. Принес однажды и ручного пингвина к себе на квартиру в Москве, на улице Горького. Собачка встретила чужака «в штыки», хотела куснуть его. Пингвин ловко схватил ее за шиворот и отшлепал крыльями-ластами. Больше собачка не покушалась на него.
Для необычайного жильца в ванной комнате устроили крошечный уголок Антарктики: искусственный лед, ветер-вентиляцию, проточную воду. Птица платила хозяевам любовью за все их заботы. Утром приходила в спальню, стаскивала с Владимира Григорьевича одеяло: «Пора вставать!» Жену нежно обнимала «руками», клала ей голову на колени. Гулять выходила на балкон, где между столбиками перил пришлось прибить сетку.
Особенно отмечает Дуров маленькую обезьянку - капуцина. Он уморительно «обезьянничал» с людей. Усядется человек писать, - и он сейчас же берет ручку, пододвигает к себе чернильницу - и старательно «пишет» на бумаге. Прыгая по столу, по полкам, никогда ни за что не заденет, не уронит на пол. Никогда ничего не брал без разрешения. По всей квартире ходил за Владимиром Григорьевичем по пятам, и каждый раз, как приходилось выходить без него, разыгрывалась душераздирающая сцена. Зато как радовался он возвращению хозяев! Понимал много слов. Умничка был редкий.
Морские львы, так восхищающие публику своей игрой с мячом, работают не из любви к человеку, а только за плату. Попробуй не дать им рыбки сразу после номера,- кончено: больше хоть не бросай им мяча. У дрессировщика с морскими львами существуют только деловые отношения.
Владимир Григорьевич рассказывает о своем пеликане - большом любителе музыки. Владимир Григорьевич брал аккордеон и садился в лодку. Пеликан плыл за ним. Дуров выходил где-нибудь в лесу, ложился на полянке, засыпал. Пеликан гуляет сам по себе. Владимир Григорьевич проснется, заиграет - пеликан тут как тут.
Любят игру на аккордеоне и слоны. Владимир Григорьевич однажды в цирке взял инструмент и, тихонько наигрывая, пошел на арену. Слон Рези, как зачарованный, пошел за ним. Владимир Григорьевич, продолжая наигрывать, сел на барьер. Слон уселся рядом. Дуров начал притоптывать в такт ногой. И слон начал притоптывать своей ножищей, соблюдая ритм.
Новый номер был готов в один день. Оставалось только закрепить его повторением.
Новейшая и самая нежная дружба у Владимира Григорьевича Дурова с... молодым бегемотом. Это толстокожее и всегда считавшееся необычайно свирепым животное, попав в руки к Дурову, неожиданно обнаружило интересный и нежно-чувствительный характер. «Крестили» его, как полагается, в купели, - Малышкой.
Этот гигантский Малышка очень понятлив и чрезвычайно легко на все реагирует. 
алышка неслыханно обидчив. Достаточно легкого шлепка, от которого совсем не больно толстокожему, - чтобы рассерженный зверь ушел под воду. Ушел и все: нет его. И уж ничем его оттуда не выманишь, ничем не «купишь», никакими лакомствами,- даже вафлями или салатом «Весна». Поднимется, съест - и назад в воду.  Единственный способ помириться - это пригласить его на прогулку. Прогулки Малышка любит больше всего на свете, гораздо больше всяких лакомств.
«Ну что, ну что ты можешь?» - с грустью думал Владимир Григорьевич, разглядывая неуклюжее круглое туловище, большую голову, короткие ноги-тумбы страшилища. «Ну чем ты можешь порадовать людей, увалень несчастный!»
Но скоро Малышка дал ответ на этот, казалось бы, безнадежный вопрос.
Как-то на прогулке бегемот лег на траву, опрокинулся на спину - и неожиданно перевернулся на другой бок. Задача наблюдателя была решена: бегемот будет делать боковые кульбиты! Это смешно: похоже на толстого дядьку на пляже.
Началась долгая, упорная работа. Владимир Григорьевич радовался, если на репетиции Малышка сегодня хоть на сантиметр переваливался больше вчерашнего. Дуров добивался ведения игры в темпе.
Однажды Малышка повредил себе ногу. Но страсть к прогулкам от этого у него не прошла. Владимир Григорьевич ничем помочь ему не мог: костылей бегемоту не сделаешь. Малышка ходил, взамен больной ноги опираясь на землю головой. Нога болела. Крупные слезы падали у зверя из глаз, лишенных ресниц. Больному сделали рентген: перелома кости не оказалось. Дуров обратился к известному городскому хирургу.  Доктор приехал. Разрешил Малышке работать понемножку. И бегемот работал, несмотря на боль. И прекрасно работал - старался для друга.
Лаская зверя, Дуров дает ему вафлю. Удивительно деликатно огромный зверь берет угощение из рук друга. Глядя на эту сцену, вспоминаешь французскую сказку «Красавица и чудовище»...
Но в какой сказке можно увидеть такое. Вот в пригороде человек вышел из дачи, идет по саду, а за ним бегут, скачут, летят разные птицы и звери - без поводков. Человек подходит к реке, раздевается, входит в реку. На руке у него сидит обезьянка, по очереди окунает в реку ножки. Человек переплывает реку, и за ним устремляется вся веселая компания птиц и зверей. И тут только приходит в голову прохожему: да ведь это же Владимир Дуров со своими зверями!
 

А так же еще множество не менее интересных рубрик в газете.
Покупайте! Читайте! Подписывайтесь!
Copyright © 1997-2006 ЗАО "Виктор Шварц и К"