2006

Издательский дом "Виктор Шварц и К*"

НаверхДомойКарта сайта

Частная
жизнь

Женские
дела

Тайная
власть

Зигзаг
удачи

Врачебные
тайны

Очная
ставка

Поле
чудес

Спец
выпуски

Спецвыпуск
"СУПЕРТРИЛЛЕР"

Секреты народных
целителей

Приложение
"Парад-Алле"

Спецвыпуск
"Черный Юмор"


Любимый клоун снова на манеже

Новый спектакль почти два месяца радовал зрителей и собирал полный зал в Екатеринбургском государственном цирке. Прилетевшая сюда специально вдова артиста Татьяна Николаевна Никулина со слезами на глазах смотрела цирковое действо, особенно когда услышала оригинальную песню «Берегите клоунов», которую пел Юрий Никулин.

- Уже девять лет, как Юры нет с нами рядом, и все это время я не смотрела фильмы с его участием, не слушала его песни, - сказала тогда Татьяна Николаевна директору цирка народному артисту России Анатолию Марчевскому. - А когда вновь увидела на арене любимого клоуна, когда услышала голос Никулина, эмоции просто захлестнули меня...

И вот новый спектакль с таким же успехом идет теперь в Ярославле. Автор и режиссер-постановщик этого воспоминания-размышления о замечательном мастере Анатолий Марчевский, как сам признается, поставил перед собой нелегкую задачу - воссоздать на арене образ Юрия Никулина и ряд его лучших работ. Но как это сделать? После тщательного отбора остановились на двух молодых талантливых коверных, которые работают в паре, так же как когда-то Никулин и Шуйдин, с которым они выходили на манеж около 30 лет. Это Ильдар Мухамеджанов и Руслан Марчевский. Они дают вторую жизнь на манеже лучшим номерам, трюкам и репризам, когда-то показанным Юрием Владимировичем.

- До Ильдара Мухамеджанова никто не решался сыграть в цирковом спектакле роль Никулина, - рассказывает Анатолий Марчевский. - Молодой артист сутками стоял перед зеркалом, отрабатывая каждый жест, каждый взгляд своего героя. И мы знали: если удастся хорошо сыграть самые любимые репризы Никулина, такие как «Лошадки», «Бревно», «Бантик» и «Водка», то остальные пойдут как по маслу.

Клоун - это особая фигура в цирке. Можно сказать - дирижер зрительского настроения. И это понимал, приступая к постановке спектакля, Анатолий Марчевский, который сам долгие годы работал в этом амплуа. 

А Юрий Никулин был для него клоуном от Бога. В этой профессии была основа всего, чем жил замечательный артист, его душевности и доброты, магического воздействия на зрителя.

Надо сказать, что несомненного успеха в спектакле «Берегите клоунов» артисты добиваются не просто точным копированием образа любимого коверного. Для каждого исполнителя остается непременным то, что Юрий Владимирович был единственным и неповторимым. Но образ, созданный лауреатом международного конкурса клоунов в Италии Ильдаром Мухамеджановым, конечно, узнаваем и по типажу лица с крупными чертами, и по гриму с белой «пуговкой» на носу, и по шляпе набекрень, костюму, галстуку. Партнер Ильдара - Руслан Марчевский, играющий Шуйдина, - также скопировал многое от известного актера.
роме клоунады, улыбки и аплодисменты зрителей, несомненно, вызовут комические акробаты с подкидной доской «Бравые пожарники» под руководством Александра Комисарова. Коллектив является обладателем призов зрительских симпатий в Австралии и на Международном фестивале циркового искусства в Венгрии. 

В новой программе представлены и другие номера: «Акробаты на велосипеде-гиганте» под руководством Владимира Зементова, «Акробаты-менестрели с дрессированными собачками» Яны и Сергея Язловских - обладателей Гран-при VII Международного фестиваля циркового искусства в Голландии и приза «Бронзового Пьеро» на фестивале в Будапеште, - «Жонглирование и хула-хупы на лошади» в исполнении Илоны и Руслана Садоевых. 

Гимнасты Анна Лапиадо и Алексей Маленкин исполнят под куполом цирка «Воздушное танго». А «Медведи-эквилибристы» заслуженного артиста России Николая Новичкова и обладательницы приза «Принцесса Российского цирка» Анастасии Новичковой будут радовать зрителя необычными трюками.

Сергей МОСТОВОЙ,
г. Ярославль



Человек надёжной перспективы

Григория Павловича называют человеком надежной перспективы. Об этом часто говорят его коллеги и друзья. За несколько десятилетий, в течение которых Гапонов руководит главным питерским цирком, многие профессионалы и зрители стали свидетелями славных дел этого манежа.

Григорий Павлович закончил философский факультет Ленинградского госуниверситета и, как сам говорит, никогда не думал в те годы о работе в цирке. Но потом поступил учиться еще и на кафедру режиссуры Университета культуры, а после и на курсы менеджеров при Академии народного хозяйства имени Плеханова.

И вот, обогащенный знаниями, Гапонов пришел на хлопотливую должность директора цирка. Он сразу же поставил задачу: возродить былую славу старейшего в России манежа. Решал параллельно и хозяйственные, и творческие задачи. Нашел средства на реконструкцию здания, чтобы его внешний облик притягивал зрителя и напоминал об истории популярного в ХIX веке цирка Чинизелли.

Во многом молодому директору помогал тогда музей этого центра циркового искусства. В архивах нашлись не только чертежи здания, но и программы, фотографии и газетные публикации о лучших номерах, поставленных на манеже.

- Когда я пришел в эти стены, - рассказывает Гапонов, - в цирке, по сути, имелся только оркестр. Привлекли к работе наиболее одаренных представителей старшего поколения артистов. Потом организовали детскую студию «Ровесник». Пригласили талантливых балетмейстеров и режиссеров-постановщиков. Так постепенно и возродили коллектив: сегодня у нас трудятся 150 творческих работников. 

Уже десять лет в здании цирка на Фонтанке при активном участии Григория Гапонова проводится известный не только в России, но и за рубежом фестиваль «Цветы планеты». Именно здесь нередко получают творческие путевки в большой цирк молодые таланты. Немало и других начинаний берут отсюда свои истоки.
А впереди - интересные планы. Когда-то, во времена Чинизелли, Петербургский цирк славился своими конными представлениями. И вот теперь здесь идет работа над созданием новых номеров с лошадьми. А в будущем появится и целая программа с этими прекрасными животными.

Что ж, остается пожелать Григорию Павловичу осуществления всех его задумок и крепкого спортивно-циркового здоровья.



Комплекс принят полностью

В столице Удмуртии - Ижевске - закончено строительство циркового комплекса общей площадью свыше 3715 квадратных метров и стоимостью в 1,1 миллиарда рублей. Основное здание - красавец цирк - уже не один месяц принимает зрителей и радует их и необычной архитектурой, и просторным, со вкусом спроектированным интерьером, и, конечно же, представлениями на новом манеже.

И вот сдан последний объект комплекса - гостиница на 116 мест. По словам председателя правительства Удмуртии Юрия Питкевича, который подписывал акт приемки, «здание получилось хорошим, одним из лучших, построенных за последние несколько лет в России».



Король шутов

Весной 1904 года я ехал по железной дороге в захолустный, но живописный приволжский город на летний отдых.
Стоял я у окна в коридоре вагона и, любуясь проплывавшими мимо зелеными полями и лесами, в то же время заметил, что прилично одетый красивый человек интеллигентного вида, средних лет и среднего роста следил за мной, расхаживая около меня по коридору и как бы выбирая момент вступить со мной в разговор. Наконец он решился и, приподняв котелок, вежливо спросил меня, не тот ли я писатель, за которого он меня принимает. Убедившись, что не ошибся, он отрекомендовался:
- Анатолий Дуров.
В завязавшемся разговоре мой знакомец сообщил, что едет со своей труппой в этот же город давать спектакли в цирке, и попросил меня заглянуть на спектакль.
- Непременно приходите, я и билет вам на дом пришлю.
Говоря о своей артистической деятельности, присовокупил, что он кроме клоунства немножко художник и поэт, пишет картины, сочиняет куплеты, эпиграммы и ведет многолетний дневник.
- Если будете когда-нибудь в Воронеже,- добавил он,- приезжайте ко мне, у меня там свой дом и собственный музей. Вам интересно будет его посмотреть! Дневник свой собираюсь издать отдельной книжкой, да боюсь - стоит ли... Вы, как опытный писатель, посмотрели бы сначала да и сказали бы свое мнение. Может быть, предисловие к моей книге напишете?
Я обещал. Разговор перешел на литературу и тогдашние бодрые настроения кануна первой революции. Знаменитый клоун показался мне вдумчивым, серьезным собеседником. За все время беседы он, кажется, ни разу не улыбнулся, и странным казалось, что профессия этого солидного, даже немного печального человека - смех!
На вокзале мы расстались добрыми знакомыми. В день спектакля он зашел ко мне с неожиданным подарком: принес небольшую картину в раме, оригинально написанную масляными красками на стекле, и собственноручно повесил ее в моем кабинете на стене.
Случилось так, что вечером мне экстренно понадобилось ехать с пароходом часов в одиннадцать ночи. Перед началом представления я зашел к Дурову за кулисы сказать, что после первого отделения уезжаю прямо на пристань.
Дуров заметно огорчился.
Его выступление предполагалось во втором отделении, в конце спектакля.
- Тогда я выступлю в первом, - решительно сказал он, - и поеду на пристань провожать вас!
Артист так и сделал: выступил первым, своими остротами вызывая беспредельный хохот многочисленной публики. После переоделся и в антракте вышел со мной из цирка, чтобы сесть на извозчика.
Тут мы оба увидели, что и публика покинула цирк, расходясь по домам и не интересуясь концом спектакля: оказалось, что она собралась только для Дурова. За отсутствием зрителей спектакль прекратили.
Мы расстались надолго. Страна переживала большие события, печальные разочарования, наступила длительная реакция, произошло всеобщее «успокоение», царили «безверье и тоска».
Жить не стало веселее, но потребность в смехе не только не убавилась, даже как будто возросла.
В 1911 году, летом, я, на несколько дней остановившись в Казани, видел, как публика с боем ломилась в цирк, где висели яркие афиши, обещавшие «вечер смеха» «всемирно известного» Анатолия Дурова. От него ждали острот политического содержания, которыми знаменитый артист и прежде славился.
Направляясь в цирк, я тотчас же увидел его на тротуаре, идущим навстречу мне. Он остановился, с комическим видом раскрывая объятия.
- Вот мы и встретились! Битковые сборы - пятнадцать лет не выступал в Казани! А у меня и труппы-то нет теперь никакой! Выступаю один с женой да с дочерью, купил вот здесь полдюжины поросят и уже сделал их дрессированными! Вот и вся моя труппа! Ну, брат, уж теперь-то после спектакля зайдем ко мне - расписаться в моем дневнике, обязательно черкнуть что-нибудь на память, а может быть, и обещанное предисловие написать? А?
Огромное здание цирка, залитое огнями, было переполнено собравшейся публикой. Такое внимание к гастролеру создало в цирке торжественное, праздничное настроение.
Необыкновенный нервный подъем переживал и артист: в течение всего вечера он один, не надеясь более ни на кого, занимал собой публику. В атласном шутовском наряде, в дурацком колпаке с бубенцами, красавец с небольшими черными усиками, в гриме Пьеро, набеленный и накрашенный, он не был теперь тем солидным человеком, каким казался в жизни, не был и цирковым шутом: под дурацким колпаком все видели умное лицо, дерзкую голову, в которой кипели колючие, насмешливые мысли. Это был вдохновенный Пьеро, убийственные остроты которого хлещут не только высокопоставленных особ, но даже императоров.
Заткнуть народному шуту рот - значило для властителей открыто принять на свой счет замаскированные пощечины. Многие из острот его, за которые он иногда и в тюрьму попадал, давно стали ходячими анекдотами, вошли в народный фольклор.
Губернатор Хвостов только тем и прославился, что однажды разрешил Дурову выступать при условии не касаться в своих остротах «хвостов». Тогда-то и появились ставшие «традиционным номером» поросята с хвостами, подвязанными алыми ленточками и запечатанными сургучом.
На вопрос из публики, что значит запечатанный хвост, паяц печально ответил: «Губернатор про хвост запретил говорить».
Были еще и более опасные шутки: Дуров вызвал из публики желающих переломить пополам серебряный рубль, на котором чеканился портрет царя, предлагая приз сто рублей. С галерки спустился деревенский простоватый парень с надеждой попробовать. Конечно, переломить не мог. Тогда Дуров сказал ему: «Брось, перестань ломать дурака!» Все это и тому подобное давно было известно, но Дуров не повторялся, варьируя свои остроты на свежие, злободневные темы.
Дуров - художник и поэт, хороший актер, декламатор, сатирик, беллетрист, гимнаст, коллекционер, остроумный, находчивый человек и великий клоун. Все это - веселое и грустное, серьезное и смешное - одновременно существовало в нем. Было совсем не весело читать его мило и трогательно написанный рассказ «Тюрьма», где описываются переживания бедного шута, попавшего прямо из цирка в европейскую тюрьму за смелую шутку, которую сочли оскорбительной для короля. Короли не любят шутить, и перепуганный шут в ужасе плачет в каменном мешке. Чтобы как-нибудь утешить самого себя, он начинает петь, становясь на голову, ходить на руках... Странный арестант!
«Людей, людей мне дайте!» - кричит он в исступлении.
Если б король мог видеть шута, отнятого им у людей и ходящего в тюрьме на руках, он, вероятно, рассмеялся бы, приняв и горе его за новую шутку.
Автобиография Дурова - это печальный рассказ о сиротском, одиноком детстве, лишенном материнских ласк, бегство от строгих педагогов в ярмарочный балаган, скитаниях с балаганной труппой, где акробаты спали на голом полу, подкладывая под голову собственные ноги, и т.д. Это был тернистый путь настоящего таланта, человека с определенным призванием смешить людей. Но, даже сделавшись известным, он не был избавлен от трагических положений, когда антрепренер цирка силой вытащил его из квартиры от постели умирающего ребенка и вытолкнул на арену смешить людей. «Смейся, паяц!»
Невольно волновали его рассказы о мелких и низких людях, мстивших ему за острое словцо ударом палкой сзади, истреблением его дрессированных зверьков, отравлением любимой ученой лошади и поджогом его цирка.
Все говорило за то, что не так-то легко и весело быть «царем смеха» и не совсем безопасно смешить людей: сила смеха страшна! Человека, в выдающейся степени одаренного этой силой, ненавидят и боятся те, по спинам которых прогулялся резко звучавший бич его сатиры. «Царя смеха» преследуют уязвленные подданные и не любят короли.
Загадочна душа таких редко родящихся людей, как Анатолий Дуров, поэта и сатирического артиста, с капризной насмешливостью избравшего своей аудиторией цирковую толпу и поприщем роль шута.
Анатолий Дуров был «королем шутов», но никогда не был «шутом королей».
Он всегда говорил «с народом» и говорил, бросая в толпу острые мысли, крылатые словечки, едкие и подчас резкие насмешки над сильными и власть имущими. Этим он был известен, за это любим и за это имя его стало легендарным.


Памяти волшебника

Он родился 13 марта 1944 года в Москве. Впервые вышел на арену еще ребенком в аттракционе отца - Э.Т.Кио. А самостоятельный, профессиональный дебют состоялся уже в 15 лет - в 1959 году на арене Московского цирка. Почти полвека продолжал мастер дело отца на манежах отечественного и мирового цирков.
Первой творческой работой Игоря Кио как ведущего артиста, автора и режиссера стала премьера программы «Избранное - 77» в Ленинградском цирке (1977 год). А уже через несколько лет в содружестве с драматургом Олегом Левицким им был подготовлен музыкально-хореографический иллюзионный спектакль «Раз-два-три».
Продолжая традиции отца, И.Кио не ограничивался лишь сохранением его наследства, но и вносил большой вклад в развитие иллюзионного жанра, приумножая славу цирковой династии. Он выпустил целый ряд принципиально новых номеров, среди которых «Моды», «Аквариум», «Рояль в воздухе», «Сундук Гудини», «Лев в воздухе» и многие другие. Талантливый и обаятельный артист, он являлся не только автором и режиссером всех иллюзионных трюков, но и их разработчиком.
В творческом багаже Игоря Эмильевича немало режиссерских работ не только в цирке. В 1985 году им была поставлена программа в московском Театре эстрады под названием «Без иллюзий», в которой принимали участие многие эстрадные и цирковые артисты. Через несколько лет на той же сцене были представлены программы «Говорит и обманывает Кио» и детские спектакли «Киопутешествие» и «Киопутешествие - 2» (артист, автор и режиссер И.Кио).
Игорь Кио много и плодотворно работал на телевидении, способствуя популяризации и пропаганде отечественного циркового искусства. Миллионам телевизионных зрителей памятны его программы «Новогоднего аттракциона» - блистательного шоу 80-х, - в которых вместе с Аллой Пугачевой принимали участие звезды цирка, эстрады, театра и кино. Великолепный артист, режиссер, автор сценариев и разработчик иллюзионной аппаратуры, он был и телеведущим популярной программы «Утренняя почта», стал автором и ведущим шестисерийного цикла «Все клоуны», посвященного выдающимся отечественным и зарубежным мастерам манежа.
Трудно назвать уголок земного шара, где бы за все эти годы не гастролировал иллюзионный аттракцион Игоря Кио: США и Канада, Япония, Франция, Бельгия, Германия, Турция, Израиль и многие другие. Выступлениям мастера повсюду сопутствовал большой успех, он - единственный иллюзионист мира, удостоенный международной премии «Оскар» (Бельгия).
В 1989 году И.Э.Кио создает творческое объединение «Шоу-иллюзион Игоря Кио». И вновь с успехом гастролирует в городах нашей страны и за рубежом, выступает на самых различных сценических площадках: на стадионах и во дворцах спорта, в театрах и концертных залах. 
«Безусловно, Кио в своей области - вершина», - писала газета «Коуволан саномат» (Финляндия). Говоря о творчестве замечательного волшебника, прежде всего отметим, что, в отличие от западных артистов, он сумел объединить отдельные иллюзионные номера сюжетным замыслом, определяющим стиль всего спектакля. Именно Кио одним из первых стал ставить спектакли, в которых иллюзионные трюки создавались в соответствии с драматургией и ролью главного действующего лица - героя спектакля И.Кио.
В энциклопедии «Кто есть кто в современном мире» (Международный Объединенный Биографический Центр, 2001 г.) Игорь Эмильевич вошел в число 200 выдающихся деятелей современности. Он был избран почетным академиком Национальной академии циркового искусства РФ, в 2003 году ему было присвоено звание народного артиста России.
Игорь Эмильевич оставил нам и замечательную книгу «Иллюзии без иллюзий», где откровенно, без утайки рассказал о своем непростом жизненном и творческом пути. На этом пути его всегда поддерживали жена Виктория, дочка Вика, внуки Игорь и Никита. Для них это огромная потеря, как и для всех тех, кто был поклонником замечательного артиста. В мире стало одним волшебником меньше. И это очень грустно...

Редакция газеты «Цирк: парад-алле!»



Площадка надежды

Все в порядке? - тихо спрашивает Стюарт Хаустен и еще раз проверяет бинты на запястьях. Филлис кивает головой и твердо ступает на край плоской крыши. Здесь, на высоте, дует резкий, пронизывающий ветер. Он вызывает мурашки у девушки в коротком бикини, но она возбуждена и не чувствует холода.
- Спокойно! - предостерегает Стюарт. - Если ты будешь нервничать, все пропало!
Филлис машинально кивает головой и делает глотательное движение. Потом она смотрит вниз. Белоснежный шестидесятивосьмиэтажный небоскреб «Рокфеллер Сентер-билдинг» ступенеобразно суживается кверху. В нем работает несколько тысяч человек. Но сейчас они оставили работу. Многие стоят у окон и не отрываясь смотрят вверх. Дом, на который они глядят, несколько выше, поэтому-то Стюарт и выбрал его.
Если они здесь, наверху, на крошечной площадке, к которой ведет мостик тридцатисантиметровой ширины, покажут свой номер, все несколько дней будут говорить об артистах Филлис Морис и Стюарте Хаустене, и тогда они, может быть, получат ангажемент.
Стюарт не видит другого выхода...
Люди на улице крошечные, словно муравьи. Они останавливаются и сдвигают шляпы на затылок. Поток машин внизу, точно лоток термитов, кажется непрерывным и движется однообразно, как толпа управляемых по радио роботов. Прямо напротив - пестрая световая реклама: днем и ночью беспрерывно рекламируется жевательная резинка. Отсюда взгляд Стюарта устремляется дальше, к Манхэттену. Там внизу жизнь, жизнь...
- Можем начинать, - Филлис указывает на крышу небоскреба. Там, с камерами наготове, несколько фоторепортеров. Они дают понять знаками, что не намерены тратить время попусту.
- Давай! - решительно говорит Филлис и ободряющим взглядом смотрит на Стюарта. Прежде чем она ступает на мостик, он удерживает ее. Она чувствует его мускулистые руки и кладет свои ему на плечи.
- Девочка, - мягко говорит он, - я никогда этого не забуду. Это игра со смертью, но если это сделаем, то тебе не придется больше жить в холодной каморке, не надо будет голодать. Тогда жизнь снова вернется к нам...
Они целуются. Ветер развевает локоны Филлис.
- Не сердись, Филлис!
Она качает головой. Почему она должна сердиться на него? Безработных артистов так много, и Стюарт тоже без работы. Для того чтобы заключить договор с агентами, он должен завоевать себе имя. Кто не может предложить сенсации, кто не ставит свою жизнь на карту, чтобы пощекотать нервы публике, тому нечего ждать.
Ну что ж, очень хорошо, мы произведем сенсацию! И Филлис улыбается своей прелестной улыбкой и ступает на площадку... Стюарт следует за ней. Площадка качается, и балки, на которые она опирается, скрипят. По ту сторону поднимаются камеры.
Алле! Они работают, как на манеже. Филлис встает на руки Стюарта, и он поднимает ее вверх. Она прогибается и одновременно вытягивает левую ногу так, что все ее тело принимает почти горизонтальное положение. Затем она завязывает себе глаза и сгибается до тех пор, пока не хватает Стюарта за плечи, и тогда вытягивается в стойке, опираясь головой о голову Стюарта, разведя руки в стороны.
Стюарт тяжело дышит. Стоять дьявольски трудно. Площадка ужасно качается. Величина ее не позволяет сделать ни шагу в сторону, чтобы удержать равновесие.
- Вниз! - командует он поэтому раньше, чем обычно, берет ее за бедра и ставит головой вниз к своим ногам.
«Не надо бы нам этого делать, - думает он. - Убийственно удовлетворять алчную потребность праздной толпы к сенсациям. Это уже не работа». А вслух говорит:
- Внимание! Ап! - берет ее за ноги и подбрасывает так, что она, перевернувшись, встает ему на руки. Он осторожно опускает ее на пол площадки. Снизу вверх доносится шум - овация. Улица черна от людей.
- Я люблю тебя! - кричит Филлис и улыбается людям, стоящим внизу. - Давай дальше!..
Она и Стюарт... Теперь у них, вероятно, будет машина, они поедут в турне с цирком и будут бродить вместе по чужим улицам. Они разучат новый, еще лучший номер, у них будут красивые костюмы, иногда они смогут ходить в хорошие рестораны и забудут нищету бедной кельи, за которую сейчас едва могут платить.
Они забудут, что однажды стояли здесь, выше, чем может подняться самый высокий цирковой купол, и произвели сенсацию, чтобы жить достойной их жизнью.
- Я люблю тебя, Стюарт, - повторяет она.
- Я тоже тебя люблю, - отвечает он и добавляет: - Заканчиваем, довольно.
- Нет! Все еще только начинается! Я хочу быть счастливой. Ну, еще один трюк! Давай!
Финальный трюк на манеже не опасен и отличается лишь быстротой движений - Стюарт держит Филлис за щиколотки и вращает ее вокруг себя, в то время как она принимает различные позы. Это очень эффектно. Но здесь, наверху, где каждый неверный шаг означает смерть, этот прием очень рискован.
- Алле! - снова говорит Стюарт. Они начинают трюк.
И вдруг Стюарт, покачнувшись при сильном порыве ветра, оступается. Сдвоенный крик вливается в шум улицы. Некоторое время площадка еще качается. Потом наверху наступает тишина. Мертвая тишина.
...Один из фоторепортеров, наблюдавших эту сцену с крыши небоскреба, кладет фото на стол представителю «Гульбери-Ньюспикчерз-Синдикейт-Инк».
- Они сорвались? - спрашивает тот. - Ну, это действительно сенсация. Поздравляю вас, сэр! Сколько вы за нее хотите?
 

А так же еще множество не менее интересных рубрик в газете.
Покупайте! Читайте! Подписывайтесь!
Copyright © 1997-2006 ЗАО "Виктор Шварц и К"