2006

Издательский дом "Виктор Шварц и К*"

НаверхДомойКарта сайта

Частная
жизнь

Женские
дела

Тайная
власть

Зигзаг
удачи

Врачебные
тайны

Очная
ставка

Поле
чудес

Спец
выпуски

Спецвыпуск
"СУПЕРТРИЛЛЕР"

Секреты народных
целителей

Приложение
"Парад-Алле"

Спецвыпуск
"Черный Юмор"

 

"Зеркало де Ивера"
Стивен Кинг

- В том году мы его переносили; ну и намучились же, однако! - говорил мистер Карлин, пока они взбирались по ступеням. - Перетаскивали, конечно, на руках, иначе и нельзя. Мы застраховали его от повреждения у Ллойда, прежде чем выносить из комнаты...
Спенглер молчал. Его собеседник - явный дурак, а Джонсон Спенглер давно усвоил одну простую истину: единственно возможный способ общаться с дураком - игнорировать его.
- Застраховали на четверть миллиона долларов, - закончил мистер Карлин, когда они взошли на второй этаж. Рот его искривился в усмешке, напоминающей оскал: - И влетело же нам это в копеечку!
Он был низенький, кругленький, в очках. Загорелая лысина сверкала, как начищенная.
Спенглер осматривал длинный коридор, стены, лепнину, драпировку холодным глазом профессионала. Да, Самуэль Клаггерт закупал вещи в неограниченных количествах, но качество при этом хромало. Как многие другие самоучки, выбившиеся в магнаты в конце 1800-х, он был скорее ломбардщиком, чем истинным коллекционером. Слезливые новеллы, собрания непонятно чьих сочинений, осколки древностей современных глиняных монстров объединяют такого рода люди под именем Искусства.
Стены сплошь были увешаны подделкой под марокканские драпировки. Бесчисленные мадонны сжимали на руках бесчисленных младенцев. Стаи ангелов летали во всех направлениях, всюду были расставлены нелепые, в помпезных завитушках канделябры...
Конечно, не за этим приехал старый пират в частный музей имени Самуэля Клаггерта (экскурсия для взрослых - доллар, для детей - пятьдесят центов в час ежедневно). Если эта контора на девяносто восемь процентов состоит из хлама, то хотя бы по теории вероятности имеются два процента действительно ценных вещей. И это было так: ружье Кумба над камином в кухне, странная штучка - камера обскура - в гостиной, а главное...
- Зеркало Де Ивера было убрано из нижнего зала после одного неприятного... происшествия, - говорил мистер Карлин. - Конечно, и раньше бывало всякое: резкие слова, предубеждения, желание уничтожить зеркало - но это была единственная попытка действительно взять и разбить его.
Мисс Сандра Бейтс пришла сюда с камнем в кармане. К счастью, ее замысел не удался: она плохо прицелилась, камень скользнул по краю, и зеркало осталось невредимо. У мисс Бейтс был брат... - Мистер Карлин кинул на собеседника странный, чуть искоса, быстрый взгляд. - Была английская герцогиня в 1709-м... и пенсильванский торговец коврами в 1746-м... не говоря уж...
- Я ознакомлен с историей, - холодно повторил Спенглер. - Это моя работа, стало быть, в моих интересах знать все о предмете. Теперь вопрос подлинности...
- Подлинности! - Мистер Карлин издал короткий смешок. - Все проверено экспертами, мистер Спенглер...



"Бесконечный вальс"
Уоррен Браун

Элвин Менлар любил игрушки. Потому что любил играть. Homo ludens (человек играющий) называл он себя, и, неукоснительно следуя своим правилам, нажил гигантское состояние. Он первым начал вкладывать деньги в освоение внеземных миров. Его компании добывали полезные ископаемые на Луне и закладывали сельскохозяйственные фермы на Марсе. Его энергетические спутники поили Землю дешевой энергией.
Он никогда не полагал себя жестоким человеком и уж конечно не тираном. Не считал он, что манипулирует людьми. В себе он видел лишь игрока, всего лишь более удачливого, чем большинство остальных. А лучшей игры, чем человечество, он не находил, ибо каждый индивидуум играл сам, оставаясь при этом пешкой в руках других игроков.
Его последняя игрушка сидела напротив. Высокая, грациозная, с классическим греческим профилем и изумрудными глазами в обрамлении светлых вьющихся волос.
Менлар, в белом одеянии, напоминал то ли мандарина, то ли шейха. С коротко стриженными седыми волосами, светлоглазый, он смотрелся жестоким и капризным принцем давно ушедшей декадентской цивилизации. Ему нравилось то, что он видел в зеркале, хотя нынешнюю свою внешность он рассматривал как элемент игры, призванный произвести впечатление на Маргрет, когда та переступит порог. А прийти она должна, если, конечно, он все правильно рассчитал.
И, словно подтверждая правильность его расчетов, в пентхаусе мелодично звякнул колокольчик, а затем голос Маргрет попросил разрешения подняться. Элвин встал и протянул руку своей очаровательной компаньонке.
- Позволь помочь тебе выйти из-за стола.
Она молча оперлась о руку Элвина и соскользнула со стула. В шелесте шелка подошла к двери лифта и приложила ладонь к контактной пластине. Запрограммированная на ее отпечатки, электроника привела в действие подъемный механизм, и на индикаторе подъема замелькали цифры. Прошло не меньше минуты, прежде чем кабина преодолела двести этажей, разделявших вестибюль и пентхаус.
Наблюдая за мельтешением цифр на индикаторе, Менлар поднес руку к шее. Он обратил внимание на сбой в голосе и подумал, а не забарахлил ли речевой синтезатор, которым он пользовался. В спальне лежал запасной, но Менлар решил, что не время менять его сейчас, ибо хотел присутствовать при открытии двери лифта. Как заядлый игрок, он не мог пропустить столь захватывающего момента.
- Улыбнись нашей гостье, когда она выйдет из лифта, - попросил он красавицу компаньонку. - Протяни ей руку и поздоровайся.
На индикаторе замерла последняя цифра. Двери разошлись, и Маргрет Льюис переступила через порог.
Протянула руку, чтобы пожать предложенную ей, и... осознала, что жмет руку самой себе. Маргрет отдернула руку, тихонько ахнула. Менлар же довольно рассмеялся. Маргрет уставилась на андроида, андроид бесстрастно смотрел на нее.
Придя в себя, Маргрет бросила сердитый взгляд на хозяина пентхауса, глаза ее сузились...



"Ловушка смерти"
Эдвард Уэллен

В глубоком лесном сумраке Джесс Сили увидел сверкнувшие огнем зрачки какого-то зверя.
А ведь с какими бесконечными предосторожностями делал он каждый шаг, как боялся задеть за что-нибудь ружейным стволом, когда крался сквозь лесную чащу. И все же они учуяли его, они шли по его следам с той самой минуты, как он вошел в лес, а теперь обложили его со всех сторон.
Глаза исчезли, но он услышал тихий шорох.
«Иди неслышно, и всегда гляди в оба» - такова была самая первая и самая главная из усвоенных им заповедей. И сейчас, когда он легко скользил сквозь густые заросли, каждое движение его говорило о многих годах, проведенных на егерской службе. Время сделало его чуточку медлительнее, но опыт, накопленный за те же годы, сказывался во всей его повадке.
Он снова уловил слабый шорох. За ним охотились. Интересно, чем они попробуют взять его на этот раз?
Он умышленно позволил ружейному ремню соскользнуть с плеча так, чтобы стволы угрожали его собственной жизни. Может быть, это соблазнит кого-нибудь - белку например - кинуться с ветви, целясь задеть за спусковой крючок и вызвать выстрел? Впрочем, он тут же понял, что - нет. У них в запасе было кое-что получше. Ловушка!
Ничтожная доля секунды отделяла его от гибели, но он все же вовремя успел краем глаза заметить следы бобра, которые им не удалось замести как следует.
Он осторожно продвигался вперед, отыскивая взглядом то, что должно было сыграть роль спусковой пружины. Вернее всего, это будет кусок лианы... Он обнаружит ее по вялому цвету... Должен обнаружить, но пока ее что-то не видно...
Он нахмурился... Неужели ошибся?.. И тут же заметил ее - совсем свежую, живую, укорененную, а другим концом обмотанную вокруг ствола огромной ели и закрепленную там аккуратным узлом. На первый взгляд и ель была совершенно цела. Они собрали всю щепу, оставшуюся после работы, и укрепили ее на месте погрыза, но для его глаз - особенно теперь, когда он знал, что надо искать, - разница между мертвой и живой древесиной была очевидна, и огромный выгрыз в основании ствола был хорошо заметен.
Он пришел в восторг от того, как точно они все рассчитали. Задень он лиану хотя бы слегка, и дерево с грохотом обрушится на него.
Чтобы сначала возбудить, а после еще больнее обмануть их надежды, он постарался скрыть, что понял их замысел, и шел прежним шагом, потом помедлил и, подняв ногу повыше, переступил через лиану, лишь на ширину волоса не задев ее. Тишина, затем еле слышный шумок разочарования.
Он пошел дальше. В шепоте дрожащей листвы осинника он уловил и другие звуки. Топот мягких лапок... Что они еще уготовили ему? Петлю? Нет, отравленные шипы!



"Большое космическое траханье"
Курт Воннегут

В 1987 году у молодого человека в Соединенных Штатах Америки появилась возможность подать в суд на родителей  и предъявить им иск за то, как они его воспитывали. Он мог вызвать их в суд и заставить заплатить или даже посадить в тюрьму за серьезные ошибки, совершенные ими, когда он был всего лишь беспомощным ребенком.
В 1989 году Америка провозгласила программу Большого Космического Трахания, представлявшую собой серьезную попытку гарантировать человечеству продолжение его существования где-нибудь во Вселенной, поскольку жизнь на Земле явно должна была скоро прекратиться. Все превратилось в дерьмо, жестянки из-под пива, старые автомобили и пластиковые бутылки.
Интересное событие произошло на Гавайских островах, где мусор годами сбрасывали в кратеры потухших вулканов: парочка вулканов внезапно извергла все обратно. И так далее.
Это был период большой языковой вольности, так что даже президент спокойно произносил непечатные слова, и никто при этом не чувствовал себя оскорбленным или обиженным.
Все было полностью в порядке вещей. Он назвал Космическое Трахание Космическим Траханием, и то же самое повторяли все. Был построен космический корабль, в носовой части которого разместили 800 фунтов сублимированного джиззума. Его собирались запустить в направлении галактики Андромеда, до которой два миллиона световых лет. Корабль назвали «Артур Ч. Кларк», в честь знаменитого пионера космоса.
Запуск был назначен на полночь 4 июля. В тот вечер в десять часов Дуэйн Хублер и его жена Грэйс смотрели по телевизору подготовку к запуску, сидя в комнате своего скромного домика в Элк Харборе, штат Огайо, стоявшего на берегу того, что некогда было озером Эри. К тому времени озеро почти полностью превратилось в твердые нечистоты. В нем водились миноги-людоеды длиной 38 футов. Дуэйн работал охранником в Институте Коррекции Взрослых штата Огайо, до которого было две мили, и у него было хобби - мастерить птичьи домики из пластиковых бутылок. Он все продолжал их делать и развешивать во дворе, хотя никаких птиц уже не осталось.
Дуэйн и Грэйс с восхищением смотрели фильм, в котором демонстрировалась подготовка джиззума к путешествию. Маленький пузырек с веществом, предоставленным главой математического факультета Чикагского университета, мгновенно заморозили. Затем его поместили под колпак, из которого откачали воздух. Воздух улетучился вместе с влагой, оставив тончайший белый порошок. Конечно, порошка осталось совсем немного - и Дуэйн Хублер об этом сказал, - но в нем содержалось несколько сотен миллионов сперматозоидов, погруженных в анабиоз. А порошка хватит, прикинул вслух Дуэйн, чтобы заполнить игольное ушко. И восемьсот фунтов такого порошка вскоре будут на пути к Андромеде...



"Обыкновенный выходной"
Лоис Макмастер Буджолд

Все ее оладьи сбегались к центру сковородки, как спаривающиеся амебы. Слишком много молока в тесте, подумала Мэри Элис. Ей надо было его отмерить.
Она неуверенно потыкала в границу слияния лопаточкой. Лопаточка, треснувшая посередине, зацепилась за лохматый край этой полуготовой размазни и вышвырнула ее со сковороды. Тесто плюхнулось на горелку и задымилось. Мэри Элис торопливо захлопала по нему кухонным полотенцем, которое опалилось и заискрилось.
Телевизор внезапно заорал из соседней комнаты с утроенной громкостью.
- Убавьте звук! - закричала Мэри Элис.
Мэри Элис пошла в гостиную и сама убавила звук.
- Дженни, ты опять позволила младшему братишке играться с кнопками, так что я его выключаю!
- Ну мам!..
- Ты же должна приглядывать за ним!
Младший братишка громко «трямнул» от удовольствия и появился из-за угла, таща кошку за заднюю лапу.
- Брайан, отпусти кошку!..
Мэри Элис вернулась на кухню. Оладьи горели, а вторая кошка, забравшись на стойку, жадно лакала тесто из миски.
Мэри Элис сгребла кошку и выкинула ее в гостиную. Отнесла миску к раковине, сняла сверху пару половников и стряхнула тесто белыми кляксами в мусоропровод.
С важным видом вошел ее старший сын. Генерал Тедди Хэн Соло Му-младший семи лет. Несомненно, он на пути к сражению и собирает свои войска.
- Что это за оладьи?
- Банановые. Я всех позову, когда будет готово.
Ее муж подкрадывался к двери на кухню.
- Ты куда? Завтрак почти готов.
- Я собираюсь в лавку Лоусона с Гарольдом Кригером за загородными газетами. Хочу помочь ему просмотреть колонку «Требуются».
«Играть в видеоигры ты идешь, - подумала жена, онемев от возмущения, - чтобы спустить очередные пять баксов со старым корешем Гарольдом Безработным».
- Ладно, дети, идите есть.
- Мам, а можно мне поесть в гостиной?
- Не люблю бананы!
- Трям-трям...
- Мур-р-р...
Младший с пронзительным визгом все свои оладьи покидал в кошек. Мэри Элис сделала свой первый глоток утреннего уже остывшего кофе. Из гостиной послышались захлебывающиеся звуки. Рвало кошку. Разумеется, на ковер.
С этого момента утро пошло совсем под откос. Дженни прошлась по кошачьей рвоте, прежде чем Мэри Элис успела ее убрать, потому что стягивала Брайана с кухонной стойки. Дженни и Генерал Соло во весь голос стали спорить о том, какой канал смотреть. Немытые тарелки оставались лежать кучей на кухонной стойке. Кошки скинули последнее большое блюдо Мэри Элис на пол, оно разбилось.
Мэри Элис разрывалась между кошачьей рвотой и острыми осколками, готовыми искромсать чьи-нибудь босые ноги. Она попросту не могла удержать этих детей в тапочках...



"Самый маленький слоник"
Спрэг де Камп, Флетчер Прэтт

Худой лысеющий человек в твидовом костюме чуть не опрокинул стакан, когда неверным, но тщательным движением пытался поставить его на стол.
- Вспомни о собаках, - заявил он. - Правда, дорогая, практически не существует предела тому, чего можно добиться при помощи селекционного скрещивания.
- Замечу, что там, откуда я родом, мы иногда думаем и о других вещах, - проговорила рыжеволосая красотка и сопроводила слова таким движением бедер, что хоть сейчас отправляй на страницы «Плейбоя».
Мистер Визервокс поднял нос от второго мартини.
- Вы их знаете, мистер Коэн? - спросил он.
Мистер Коэн, бармен, повернулся к нему и вытер мокрое пятно, оставшееся на стойке бара.
- Это профессор Тотт, чрезвычайно образованный джентльмен, должен вам сказать. Имени дамы не припомню, хотя, кажется, он называл ее Элли или что-то вроде того. Хотите, я вас с ними познакомлю?
- Конечно. Я читал про селекционное скрещивание, только мало что понял. Может быть, профессор мне объяснит.
Мистер Коэн с важным видом подвел гостя к столику в дальнем конце бара.
- Рад с вами познакомиться, профессор Тотт, - произнес он. - Моя фамилия - Визервокс.
- Что вы, сэр, это я счастлив знакомству с вами! Миссис Джоунас, позвольте представить вам моего зрелого друга, именуемого Визервокс. Зрелого в том смысле, что он старился, вызревая в прекрасных напитках, подаваемых в баре «Гэвеген», где мы сейчас находимся, а сами напитки в это время вызревали в деревянных бочках, ха-ха - старение третьей ступени. Садитесь, мистер Визервокс. Я мечтаю привлечь ваше внимание к великолепным свойствам алкоголя, среди которых фантазия не самое последнее.
- Хм, вы совершенно правы, - согласился Визервокс, лицо которого приобрело точно такое же выражение, что и у чучела совы, украшавшего стенку над стойкой. - Я вот что хотел спросить...
- Сэр, прошу извинить мне мой педантизм, уместный разве что в аудитории. Фантазия - это обмен ролями. В состоянии святой трезвости я ухаживаю за миссис Джоунас, соблазняю ее предаться алкогольным забавам. После третьего коктейля мы меняемся ролями, и она начинает обольщать меня - в точном соответствии с известным биологическим законом, утверждающим, что спиртное способствует разжиганию желания в женщине, но снижает потенцию мужчины. Вам понятно? Обмен ролями!
- Я вот о чем хотел вас спросить...
Профессор поднялся на ноги и поклонился, это упражнение привело к тому, что он довольно неожиданно снова плюхнулся на стул.
- Ах, загадка Вселенной и музыка сфер! Кто охотник? Кто спасается бегством? Нечестивцы. Сохранить философию можно, только соблюдая платоново среднее, только находясь на острие ножа - между преследованием и бегством, грехом и добродетелью. Мистер Коэн, еще коктейль - всем, включая моего зрелого друга.
- Позвольте мне угостить вас, - возразил Визервокс. - Я хотел спросить о селекционном скрещивании.
Профессор встряхнулся, два раза мигнул, откинулся на спинку стула и положил руку на стол...



"Трудно быть с Богом"
Шейрен Ньюмен

Первый раз я встретилась с Ра в жаркий августовский день. Я удрала с работы и решила провести время на пляже в Зуме. Клянусь, хотела полежать на солнце и почитать. А чтобы с кем-то познакомиться - и в мыслях такого не было.
Я расстелила пляжное полотенце, улеглась, и только раскрыла книгу, как обратила внимание на мерное, глубокое дыхание, доносящееся откуда-то сбоку. Я как бы между прочим повернула голову.
Он отжимался прямо на песке. Такого великолепного загара видеть мне не доводилось. Да и мускулатурой природа его не обидела. Он не выказывал ни малейших признаков усталости. Руки ходили вверх-вниз, как матрасные пружины.
Он даже не вспотел. Насчитав сто отжиманий, я решила, что с таким человеком стоит познакомиться поближе. Я встала.
По мере того как сокращалось разделявшее нас расстояние, он нравился мне все больше. Потрясающий мужчина. Вверх-вниз, вверх-вниз. Моего присутствия он не замечал.
- Ой, извините, пожалуйста, - зачирикала я, когда моя книга приземлилась ему на спину.
Он посмотрел на меня и улыбнулся.
- Все нормально. Я как раз хотел остановиться на тысяче.
«Скажи что-нибудь умное, Лиза, - приказала я себе. - Привлеки его внимание».
- Вы в отличной форме (господи, ну до чего банально!).
- Отжимания способствуют. - Он поднялся, стряхнул песок.
- Я - Лиза, - представилась я. - А как зовут вас?
- Ра, - ответил он.
- Рон?
- Нет, Ра.
Я поняла, что пользы от продолжения разговора не будет. Трудно, знаете ли, говорить, когда буквально исходишь слюной по парню, на которого хочется произвести впечатление. А Ра источал невероятный животный магнетизм. Я едва сдерживалась, чтобы не броситься на него.
- Хотите выпить? - выдохнула я.
- Почему нет?
Мы пошли ко мне.
Могла я поступить иначе? Я поспешила, признаю. Ослепленная сексом, я проигнорировала знаки, предупреждающие об опасности. А они так и лезли мне в глаза, с самого начала.
К примеру, во время нашего первого соития. Поверьте мне, тогда я ни на что не жаловалась. Он являл собой темперамент, страсть, напор.
- Боже мой, боже мой! - простонала я.
Он замер.
- Да?
Вот тут мне уже следовало сообразить, что к чему. Женщина обязана прежде всего научиться не терять голову, попадая в постель. К сожалению, оказавшись там, она в первую очередь теряет именно ее.
- Не останавливайся! - выкрикнула я.
Три дня спустя я предложила ему переехать ко мне. Ра буквально светился от счастья. Днем загорал на пляже, ночью ублажал меня. Когда я возвращалась с работы, он уже ждал меня, готовый обслужить в лучшем виде. Я решила, что его надо показать подругам.
Ра не возражал. Когда я предложила где-нибудь посидеть ради разнообразия, он тут же согласился...



"Сила целителя"
Аркадий Арканов

Чем нахальнее становилось материальное благосостояние беспощадного сатирика Гайского, тем страшнее было ему признаваться самому себе в угасании главного физиологического инстинкта. Если раньше даже небольшой фрагмент женской голени, словно случайно мелькнувший в разрезе платья, манящий многообещающими колготками, как наживка для голодной рыбы, вызывал в нем бурный всплеск необузданных эмоций, прилив крови ко всем заинтересованным органам, то теперь даже призывный обрез обтягивающей юбочки рождал лишь сухую констатацию фактов и унылое: «Да. Ну и что?»
Да. Это женские ноги. А это синтетические, телесного цвета колготки. Ну и что?..
Да. Под колготками модные трусики, едва прикрывающие выбритый лобок. Ну и что?
Да. Под трусиками женский половой орган, выполняющий и мочевыделительную функцию. Ну и что?
Беспощадный сатирик никогда не был обласкан представителями женского пола. На его страстные токования откликались максимум один-два раза в год практически никем не востребованные особи. Порой, увы, и за деньги. Но Гайский твердо был убежден, что эта недодача интимной близости объяснялась исключительно тем, что все завидовали его таланту. «Не дают», потому что завидуют.
Эта формула была для Гайского аксиомой. Но теперь, когда, казалось бы, в этом смысле все облегчилось, сатирика мучил вопрос: а не признак ли это грядущей старости?
Потребность вернуть утраченное и привела рыцаря средств массовой информации с анонимным визитом к знаменитому не только в Мухославске народному целителю-проктологу.
Целитель в своей лечебной практике исходил из того, что базовый источник здоровья человека находится не в продолговатом мозгу, не в полушариях, не в мочках ушей, не в ступнях, не в разных химерных точках, обожествляемых китайскими иглоукалывателями. Стимулятором излечения от всех без исключения недугов для целителя являлось заднепроходное отверстие... Anus!.. Здоровый anus - здоровый дух!
Мухославская интеллигенция, бизнесмены и представители властных структур называли народного целителя почтительно - заднепроходцем. По парадоксальному стечению обстоятельств фамилия заднепроходца была Передковский.
Выслушав жалобы Гайского на недополучение от жизни столь желанных физиологических наслаждений, Передковский попросил его раздеться и принять позу, аналогичную изображенной на картине, висящей над столом. Передковский гордился этим методом обозначения позы, что позволяло ему избегать унизительной подсказки: «Встаньте на четыре точки»...
Гайский обозначил необходимую позу.
- Будем диагностировать и лечить, - деловито сказал Передковский. - А чтобы вы не сосредоточивались на производимых мной манипуляциях, я дам вам для ознакомления мою статью, теоретически и философски обосновывающую мою методику...
Он положил перед Гайским развернутый в нужном месте журнал и углубился в исследование. Гайский же углубился в статью «Свет в конце тоннеля», где, в частности, утверждалось: «Именно область анального отверстия ответственна буквально за все функции живого человеческого организма...»
Сатирик, закрывая журнал, подумал: «Теперь понятно, почему у нас все делается через жопу...»

 
А так же еще множество не менее интересных рубрик в газете.
Покупайте! Читайте! Подписывайтесь!
Copyright © 1997-2006 ЗАО "Виктор Шварц и К"